Книга судеб

Гений перед лицом вечности в настоящем

©Иоанн Соловьиногорский

Поэтический сборник ‘Записные книжки Арты Вахишты’, 2021г

Записная книжка Доброго Бога

Застеклённая терраса.
Скромный письменный стол.
Старенький интерьер.
И опять в далёком прошлом пробел.
Прости, заработался, не успел.

Поэт чем глуше затравленный аноним,
тем ревностней силой небесной храним.
Нет ему места ни в Мадриде, ни в Москве, ни в Париже.
Поэт чем добрее, тем рангом выше.
Бродскому не нашлось места в Нью-Йорке —
то ли центр Земли, то ли глухие задворки.

В собеседниках у меня Вознесенский,
Пастернак с Мандельштамом.
Речной параходик густым покрылся туманом
и уносит моих собеседников к соловецкой пустыне.
Не беда. Божий дар никто не отнимет,
если только совестью не поступился в дьявольских компромиссах.
Реальность — навязанная, чужая, близкая, ненавистная.

Не беда. Останется запись в записной книжке Доброго Бога.
Там о таких как мы записей много.
А о классиках — большей частью сплошные пробелы:
дух не тот и чуждые сферы.

А жизнь такая неспешная, скоротечная.
Старческое трезвение учит непривязанности,
в том числе и к отечеству.
Небеса — отечество наше, а земля с её абсурдным гротеском —
всегда уравнение с тремя неизвестными.

Нить абсурда тянется от Переделкино до кафешки в Париже.
Зигзаги судьбы абсурдны и умонепостижны.
Прославлен, превознесён… Оклеветан, унижен,
уничтожен, растоптан…
Таких на свалку истории выбрасывают в одиночку и оптом.

Отстрадался и ладно. Мирно отоспишься зимой на погосте.
Гамлет с Шекспиром однажды пожалуют в гости.
От слёз слипнутся в мощи тощие кости.

Покойнички

Покой и скорбь и радость
и просветлённый статус.
Чем-то дальше, а чем-то ближе.
Того не понимая, безмолвно с ними говори́шь ты.

Путеводители сокрыты за густым туманом.
Их тайное участие однажды станет явным.
Да, Белла. Да, Борис. Да, Осип — между строк
с покойничками состоится вечный диалог.

Во снах наяву, часто навязанных, чужих,
покойнички живее живых.
Недолюбил? Долюбишь после. Не беда.
Живой, покойничек ли — ближний навсегда.

Я неожиданно полюбил Мандельштама

В глубокой старости заработала вдруг чужая программа.
Я неожиданно полюбил Мандельштама.
Такой же как я. Где-то в бане помер с тоски, с ума спятив…
Такие как мы рады друг с другом поделиться крестом и распятием.
А кто лучше — оттуда виднее.
Важно перед лицом вечности не нести ахинею.

Осип, я оси́п кричать к тебе в сибирском предбаннике!
Человек такой перед лицом вечности маленький.
Ну упал, ну рухнул, ну звезда твоя на небесах закатилась.
Понятно, часы вдохновения сменяет мучительный кризис.
А ка́к там и что́ — в Записной книжке Доброго Бога
имена наши рядышком,
так что нечего заведомо предаваться духам упадочным.

Обжигающий взгляд Мандельштама на фото из тюремного архива

Когда добрый человек скорбит,
сквозь море слёз
в нём проявляется Христос.
Осип — Христос.
Лик его скорбный сохранила не могила —
фотография из тюремного архива.
Скорбь пережитая отражена в профиль и фас.
Осип в тюрьме — Христос, страдающий за нас.

Наедине с Бродским

Кто мне Бродский —
двойник? недруг? альтер-эго? заложник?
Постмортем посмотрим.
Добрый Бог разобраться поможет.

Куда тягаться аутсайдеру с нобелем?
Добрый гений от злого отличается абсолютным беззлобием.
Я никто, ты — ничто, и обоим нам это по́фиг.
А слава земная, слава богу, как вирусный ко́вид.

Не прибьют мне мемориальную доску на Домниковке 3-15.
Куда мне со знаменитостями на равных тягаться?
А там — своя очередь, своя лесенка и чин чи́ном.
Там первый тот, на устах у которого
‘Матенька Божия, прости́ нам’.

Залезай на борт, Иосиф!
(Не я его — сам просит.)
Смерть кого-то другого за бортом по-рыбьи ждёт.
Смерть — речка, которую даже Бродскому не перейти в брод.

Гений перед лицом вечности в настоящем

Гений — тот,
кто только от Божией Матери милости ждёт.
Читает и знает себя наперёд,
каков перед лицом вечности в настоящем, сейчас
без лести, преувеличений, прикрас.
Каким перед лицом вечности сложился
в этот испытующий час.

Но у вечности свой времени расклад и ход.
Гений — тот, кто знает свой светлый исход
и только от Божией Матери милости ждёт.
Утешается тем, что читает и знает себя наперёд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.