Блаженный Иоанн

Христозороастризм (беседа с Иоанном Богомилом)

О.Н. — Олег Небов (исследователь творчества о Иоанна); о.И. — Блаженный Иоанн Богомил.

О.Н.: Добрый день, отче Иоанн.

о.И.: Добрый день, мой дорогой.

О.Н.: Вчера я Вас спрашивал, о чем лучше нам говорить, и Вы сказали: надо говорить об актуальном. Посмотрев на прошедший год я понял, что очень много тем, которые могли бы быть актуальными. В связи с этим я хотел спросить: а на Ваш взгляд что сегодня актуально?

о.И.: Все новое и ничего нового. Смысл жизни — бессмертие, победа над смертью, победа над темными программами, страстями, сулящие подлинную радость, подлинное вдохновение и утешение всем жителям земли. Ничего нового. Во все времена и в нашу темную, хотя и с трудом, как бы катакомбно-юродиво просветляемую эпоху, несмотря на сгущающийся мрак, океаны света сходят на землю. Но и в более светлые эпохи, скажем в эпохи Парфии, когда жили добрые люди партеры, скифии, гипербореи, тартарии, эти же вопросы разрешались мудрецами. И за ними шли люди, и были счастливы когда разрешали эти последние вопросы и темы. Разрешить их могут единицы, к сожалению, поскольку таких помазанников читающих на скрижалях архетипа сокрытого (архетип всегда сокрыт, всегда где-то в горах, где-то в зиккуратах, где-то в тайниках, кладовых), уничтожали, их презирали, на них клеветали. И сегодня, можно сказать, только единицы из единиц могут отвечать на столь последние вопросы как смысл бытия человеческого, ключи к достижению подлинного счастья и радости.

О.Н.: Все выдающиеся люди, духовно Вы именуете их помазанники, и даже люди простого мирского порядка, значимые, открывающие что-то впервые, встречали яростное сопротивление общества привычного уклада. В этом смысле, как новатор в сфере духовности и религии, чувствуете ли Вы такое сопротивление?

о.И.: Еще какое, я бы сказал умноженное. В прямой пропорции минимума светильников, пребывающих на земле, большинство которых в подполье, в катакомбах, гонимы и так далее. А в целом истина сводится к победе над двумя врагами, согласно греческой мифологии, близнецами: страх смерти танатос — невротический, онтологический, природный, врожденный испуг человека, порождающий тысячи проблем, неврозов, комплексов, и эрос — как либидозная похоть, в целом отравляющая бытие человека и превращающая блаженство в жалкие преходящие кайфы. Эти два врага должны быть побеждены. Сделать это можно только в особой сфере, имея правильную аутентичную духовность. Мы распространяем сегодня новую духовность — духовность для будущего века, но она как никакая другая основана на столпах. В ахурамаздизме эти столпы именуются амешаспентами. Столпы подлинной духовности, которая во все времена проявляется с небес, потому что во все времена земля меняется, а небеса те же, хотя и небеса — это суть движущийся иконостас. Но мы с трудом улавливаем какие-то перемены на небесах, разве что созвездия в каких-то астрологических картах перемещаются. Сгущающийся мрак и тьма тьмущая очень скоро рассеются океаническими лучами света, сходящими на землю. Таково наше парадоксальное видение, без него мы были бы просто совершенно безутешны.

О.Н.: Я так понимаю, что человечество не знает радости. Наверное это самый важный вопрос, который возникает при сытости цивилизации, материализме: где же все-таки счастье человека?

о.И.: Да, человек не знает радости, поскольку плавает в грязной луже своих ветхих привязанностей, условных законов, предпочтений и тому подобное. А ему надлежит усвоить превечные уставы, несущие человеку блаженство, радость и счастье. Эти уставы низведены и написаны не только для жителей земли, но и для жителей других созвездий, где существует праведная жизнь, то есть светлых созвездий, а не смешанных и темных. И эти уставы мы называем уставами Арты. Это безупречные безусловные уставы Доброго Универсума, которые надлежит соблюдать без каких-либо талмудических толкований, комментариев и как бы оправданий зла. Это уставы подобрения и совершенной доброты, чистоты и святости, которые небеса хотят низвести на землю. Одному в одиночку я думаю это почти невозможно, разве что какие-то исключительные случаи могут быть юродивые. Юродивые, они как-то блюли уставы Арты за счет того что несли тяжелые кресты. Эти уставы и должно соблюдать. А люди так несчастны, поскольку собственно слепцы, живут согласно каким-то фатальным начертаниям, верят невесть кому и чему. Они сосредоточены на лживых СМИ, на политике, на всевозможных кайфах преходящих, кока-колах, наркопритонах, похотных каких-то искушениях и это ничто не несет счастье. Можно сказать ни один кайф, ничто преходящее не несет человеку счастье. А счастье несет человеку победа над внутренним злом, над эгоизмом, кстати, над нарцизмом, над похотливостью ума и сердца, над дурацкими желаниями и запретными интересами. И пока человек не победит всецело это зло, всю сумму мирового зла, наваливающуюся на него, он не будет окончательно счастлив. А мы, которые несем тяжелые кресты и в общем противостоим порядку мира и мирового зла, которое накатывает сегодня с кошмарной наглостью, претендуя на оккупаторские бразды, мы счастливы, мы совершенно счастливы. Спросите меня — я скажу, что я как никогда счастлив. Чему я счастлив? Тому что Богоматерь — путеводительница, Эльдорадо духовным. Мы её славим как эльдорадо духовных даров, харизма милости. Она одарила нас сверх возможного, Она дала мне столько благ, столько даров, что за тысячу жизней не снилось ничего подобного. Ну как не быть счастливым?! Божия Матерь подарила мне световое тело, вечное тело. Физическое тело можно убить, световое тело невозможно убить никаким наганом, никаким пулеметом, никакой танковой пушкой. Это тело того, который рожден от Нее как свет миру, и те кто несут свет миру, будут облечены в световые тела. Это именуется на превечном языке фарра, то есть духовные дары, харизмы по-русски говоря. Особые дары облечения в свет Пресвятой Богородицы, в облако Богородицы, в благодать Богородицы.

О.Н.: Вы сказали о том что человек все больше походит на толпу, как я понял. Массы — известный термин, родившийся в начале 20 века. И у Вас в учении я встречал такое понятие как толпоэлитаризм, Вы об этом сейчас упоминали, что человечество превратилось в толпу? Как понимать толпоэлитаризм и чем он опасен?

о.И.: Ну это кошмарное нечто. Подлинная элита никогда себя так не будет называть, она всегда уходит в народ: цари уходят во христы. Подлинная элита — это элита нищих духом, элита христов, элита человеколюбивая, филантропическая. А черная элита, которая полна гордости, чванливости, презрения к человеку — это элита рожденная в банках, в биржах, то есть это элита лжи, обмана, игры, интриги и того что не должно быть. Понятие толпы также совершенно чудовищно, это мизонтропическое презренное к человеку. Человек для меня — я на него смотрю духовными, я бы сказал, умными очами — потенциальное божество, он просто несчастное детище условий, в которых оказался. Ну что делать, ну родился в этом городском роскошном концлагере, где можно, так сказать, кушать гмо-продукты и сходить с ума в предсуицидных состояниях не отводя взора от телеэкрана и прочее. Ну что с него взять. Да, его лепят как обывателя, его лепят как ничтожество. Но это то, что не надо видеть в человеке, потому что вот —

добрые уста мотивы и мысли.
Отец к людям добрым нас сопричисли.

Как бы научиться человека смешанного, несчастного, больного, страждущего, страдающего видеть очами Божией Матери, то есть бесконечно о нём скорбеть и его любить, любить, любить… Чтобы это уродство и это погружение в топкое болото, в котором он находится, не отвращало у нас, а желало вытащить его как барона Мюнхаузена за волосы из болота. Так что термин толпоэлитаризм — это восьмая голова красного дракона. Известны его семь голов — это коммунизм, фашизм, феодализм, рабовладельчество и т.д. А восьмая голова, которая насаждает сегодня «дипстейт[1]«, это ротшильды, это те которые обманом приобретали деньги, миллиарды и т.скз. презирают людей. Мамона их религия, а мамона это враг человека. Человек в религии мамоны — это не цель, а средство.

О.Н.: Технократия, роботизация это угроза человечеству.

о.И.: Технократия — это путь рацио, а рационализм — это рептилоидное начало и оно должно быть уничтожено. Вот наша собачка Мосенька или скажем наши Амфартас или другие собаки. Говорят, у Мосеньки интеллект трёхлетнего ребенка. Допустим. А любви столько, что дай бог какому-нибудь старцу великому столько любви. То есть животные… не стоит из них делать никаких тотемов и кумиров, но у них надо учиться, как у божьих коровок, поедающих тлю на деревьях. Учиться надо, учиться у всего живого. Находить не презренные недостатки, как бы недочеловек, трехлетний ребенок собачка, а то чего нет. Учиться у собачки одному, у лошадки другому, у слона третьему, у рыбки четвертому, у птицы пятому — тогда человек и становится теоантропонатурогамическим[2] божеством и усваивает порядок всецелостности бытия, именуемой на близком нам христоахурамаздизме — аурветад. Тогда он становится человеком-вселенной, ему доступны добрые миры. Не только добрые миры, населяемые божествами и людьми, но и другими неизвестными нам существами. Если Вы посадите перед собой трехлетнего пса умного и начнете ему рассказывать уставы Арты и ваши вибрации будут соответствовать этим артическим уставам, пёс возликует. Он поймёт каждое ваше слово. Если вы начнете говорить на языке рацио или обывательского дискурса, собака будет недоумевать, скажет: дай чего нибудь пожрать. Не дури ты голову, не морочь, не пили. ‘Не пили’, — как говорили Ростроповичу деревенские люди, когда он им в деревенском ДК на виолончели наяривал.

О.Н.: Индивидуализм и собственничество. Собственничество — это как желание приобретать собственность, и на мой взгляд это порог цивилизации. В вашей духовной школе индивидуализм — это хорошо или плохо? Индивидуализм личности?

о.И.: Индивидуализм, на мой взгляд, исключительно негативное свойство. Это какая-то фиктивная неделимость, замкнутость в скорлупе яичной. Человек ни в коем случае не должен быть индивидуалистом, он должен быть раскрытой личностью. Арта учит о том, что подлинная личность открывается в соборности. Тогда это восьмилепестковый цветок Богородицы, когда благоухает вся вселенная. Начнем с небольшого братства, затем это братство переходит в соборность, в общечеловеческое братство, наконец во вселенское братство. И чем больше этого чувства братства и побратимства, тем больше серебряных нитей исходит из сердца человека и тем он значительней и величественнее перед лицом добрых сил небесных. Так что должна быть раскрыта личность в условиях свободы от зла и в соборности, братства. Предельное раскрытие личности в условиях соборности, братства. Это та самая медоносная пчелка, которая очень умна, которая по-своему идеальна и совершенна. Она знает с какого цветка какой мед брать, она готова пожертвовать собой, она несет только одно добро, она соблюдает уставы своей пчелиной арты. Одновременно она часть всецелого улья, подчиняется матке. Также рыбки и птички, которым свойственна стайность. Но человек это особое существо — он и часть и целое в потенциале, он не может быть понят односложно. А такие категории как индивидуализм, что-то частное, приватное, в ущерб другим — это исключительно порочное, то что противно уставам доброго Универсума. Все что противно добру, приносит человеку зло в конечном счете. Хотя внешне ты можешь иметь целые виллы, половину Манхеттена скупить и миллиарды, но ты самый несчастный человек, поскольку не возьмешь с собой в гроб стоэтажный небоскреб. Чтобы понять категорию соборности, которая исключительно архетипична нашему славянскому сознанию, и скифскому, и нашему архетипу гиперборейскому, национальному, ведическому, как бы его ни называли, нужно конечно быть чистым, нужно много работать над собой и находиться в общении духовных старцев.

О.Н.: Да. Я как раз хотел спросить: Как Вы обрели свою соборность, благодаря чему?

о.И.: Я обрел свою соборность не через церковность. Соборность я обрел прежде всего через двух моих стариц-путеводительниц: мироточивую Ефросинию и старицу Марию Орловскую — это была богородица воплощенная. Ну и конечно уже в нашей Белой церкви братство и соборность среди людей чистых, добрых, бескорыстных, духовных и посвященных Царице Небесной, в которых течет кровь Божьей Матери, её гены, печати и образы.

О.Н.: На какие качества надо обратить внимание, чтобы развивать их в себе для соборности, чтобы обрести соборность? Из вашего опыта.

о.И.: Я думаю, нужно бороться с нарцистическим началом в себе, оно есть у очень многих и оно мешает. Эгоизм и эготизм, то есть эгоцентризм во всех смыслах — нечто противное благоустройству мира и благоустройству человека. Очень важно конечно развивать доверие, то есть не доверять себе. Я например усвоил для себя еще с церковной юности такой тезис, такое кредо, что, да, святой дух дан мне как фарра, как облако света и я в праве, как мелхиседеков священник по чину света, помогать другим и видеть, читать их, но себя я способен читать и видеть очень относительно. Я не могу читать свое внутреннее, я очень часто ошибаюсь и вижу себя прежнего. Я не вижу своего лица, не вижу своего тела, но я вижу лицо и тело ближнего. Вот так же в отношении себя всегда слушаю ближнего, слушаю своего духовника, а себе не доверяю. Исключительно важный тезис для достижения соборности. И конечно важно побеждать скорлупу самоидентичности и любить ближнего больше чем самого себя. То есть постоянно находиться в молитве о ближнем, готовности положить жизнь за ближнего. Исключительно ценно для соборности, побратимства быть в братской любви, как мы говорим, двое на одном коне — на Белом корабле Миннэ, вышней любви. Это и есть назначение человека, подлинное учение. Оно под небом вышней любви.

О.Н.: Да, наверное, самое сложное в сегодняшнее время — это доверие. Столько лжи, столько манипуляций…

о.И.: Да, согласен с Вами. Нет вышней любви, потому что нет чистоты. Вышняя любовь дается ценой преодоления индивидуальных магнитов, которые обычно сладки человеку, но они кончаются горечью. Различные магниты и пристрастия, которыми человек живет и питает себя, в конечном счете уводят от любви к ближнему и фиксируют на себе, на своих страстях. И таких магнитных тяготений, увы… Надо побеждать, надо побеждать! Подлинная радость это конечно радость соборной жизни, совместного братства, это когда я живу не в себе, а в ближнем. Это есть ключ к бессмертию.

О.Н.: Многие пророчества, о которых вы говорили в ранние 90-е годы, уже сбылись. Некоторые совершаются прямо сейчас, в частности относительно того что происходит в России. Это чувство времени, чувство будущего дано Вам как индивидуальный дар или это приобретенное вследствие духовного пути?

о.И.: Это сложный очень вопрос. Вы сразу несколько вопросов задали. Я ни одного индивидуального дара к себе не отношу. Я человек соборный и только инструмент и всё что дано мне — дано моим дорогим братьям и сестрам. Я со всем этим хочу искренне поделиться и все отдать без остатка, а мне ничего вообще не нужно. Что такое реальность? Реальность — это то, что осуществляется в настоящем нами, независимо от каких-то эмпирических обстоятельств. Сегодняшнее светоносное литургисание — это и есть реальность. Будущее… Я не футуролог, мне и футуро, и ретро одинаково близко. Взор я погружаю и в грядущий мир и в прошлый. Но важно не просто рационально куда-то вглядываться и всматриваться, а осуществлять то светлое, что мы несем, что нам открыто свыше. Когда мы говорим ‘небо открыто’, ‘сердце открыто’ — это светлое осуществляется на наших глазах, на наших соборных таинствах, на наших земных богослужениях, на наших братских корабельных трапезах. То есть это неодносложно может быть понято. А время — это категория, всецело, на мой взгляд, в аспекте Доброго промысла. Промысел знае, а когда что свершится — свыше открыто. И думаю, что все добрые пророчества всегда исполнятся, а злые не исполнятся. Очень много зла в мире, к сожалению, очень много тайного зла. Понятно, что какой-то преступник, убийца — насельник зла, но очень много зла в осуждении, много зла, которое прикрывается национальными, церковными, какими-то общественными интересами. Люди очень много зла творят, очень много бессознательных злоумышленников в мире, которые глубоко страдают от того, что находятся в этом электричестве злых помыслов и им надо побеждать зло. Для этого мы провозгласили тезис подобрения, бономизации. Миллионкрат подобрение, путь к святости сегодня лежит не через аскетику, не через индивидуально-скитское подвизание типа древних средневековых святых отцов, воспеваемых в житиях. Путь святости лежит через подобрение, через соборность, через открытость сердца, через посвященность Царице Небесной, которая как никогда путеводит сегодня. Она Одигитрия. Вот мы сегодня разбирали Её в скифском образе Артимпасы. То есть Та, которая ведет мир по уставам Доброго универсума. Она мать Арты, Она ее открыла и составила. Эта Арта запечатлена на скрижалях её сердца. Она дарит ее нам и запечатляет. Этих уставов условно говоря 845, и бог от человека отличается единственно тем что у божества на кресоле, то есть на короне, сияет золотыми буквами 845, а у человека, скажем, чуть больше 100 и то такого называют совершенным.

О.Н.: То есть мы стремимся к обожению. Человечество обречено на богоцивилизацию?

о.И.: Да, но надо это обожение, или говоря европейским языком дивинизация… Это совершенно закрытая тема для людей, поскольку они барахтаются в луже эгоцентризма и темных интересов. И об обожении не дерзает говорить ни одна религиозная школа, все заканчивается ступенью бодхисатвы или какого-то институционального святого, да еще известно, что не каждый святой спасется.

О.Н.: Радикальный материализм, прежде всего 20 века, сегодня он сменяется такими поисками, жаждой духовности или скажем нематериального измерения жизни. Какие опасности подстерегают человечество на этом пути? Отказаться от материализма это всего лишь один шаг, а как не попасть в ловушки, если они есть, духовные ловушки.

о.И.: Я понимаю человека как исключительную цельность духовного и материального порядка, и материальное не должно выпадать из духовного. Когда оно выпало из духовного, оно ощеривается, оглупляется, опошляется и загнивает. Оно само по себе не может существовать. Оно тоже сакрально, поскольку материя сотворена духом и энергией. Дух — энергия — сила! И она сотворена высшими богами, но не для того чтобы люди растлевались в ней и гнили, а чтобы эта плоть сакрально обогащалась духовными энергиями, лучами и светами, чтобы тело проникалось эманациями вышних миров. Для этого человеку должно быть открыто небо, открыто сердце. Нужна новая духовность, которая… Вот придет новое поколение, новая добрая поросль. А исключительный материализм, такой махровый материализм коммунистического толка или скажем любого атеистического порядка — это нечто чудовищное. Мы, катары, сакрально относимся к телу человека и ни в коем случае не считаем необходимым его умерщвлять, или как это принято в традициях патристики. Упаси боже, вообще умерщвлять в себе что-то, кроме зла. Должна заработать цензура вышней совести — даэна, и она поможет человеку освободиться от зла гнетущего и угнетающего его. Но не надо умерщвлять плоть, а нужно её очищать и обогащать духовной энергетикой. И по мере того как человек обретает бессмертие и находится в сфере пятого измерения, светового, его тело становится в общем подчиненное положению и служит духу инструментом. Но важно нам добрым людям продлевать свою жизнь. Мы большое внимание на нашем Белом корабле уделяем различным практикам продления жизни, омоложения, водевствовления и так далее. То есть плоть это достаточно важный аспект нашего бытия, хотя мы ее освобождаем от всякой нечисти, от всех ядовитых примесей, в том числе похотей, страхов, неврозов и прочее.

О.Н.: Если я не ошибаюсь, Вы еще застали похороны Сталина, будучи ребенком?

о.И.: Да, мне было 7 лет.

О.Н.: Сталин, Хрущев, Брежнев… Как, следуя политически, ища эту соборность, не впасть в человеконенавистнический социализм, который вы имели возможность, лучше чем кто-либо из нас присутствующих, пережить?

о.И.: Если глобальными мерилами определять историю России, то всему причина зло. Поэтому гениален тезис Ахурамазды, который одной триадой ‘добрые уста, поступки и мысли’ ставит ахурамаздизм над всеми мировыми религиями. Три компонента — их достаточно, чтобы люди жили счастливо, мирно, духовно и вечно. Но как только у человека появляются дурные мысли, он начинает принимать осуждение, дурные уста его и поступки становятся темными. А дальше у него отнимается цензура совести и заменяется какими-то законами, предписаниями, конституциями, правилами, уставами и тому подобное. Человек постепенно входит в это измерение зла и становится из добропорядочного — злоумышленником. Злоумышленники это не только те, которые затевают какие-то террористические акты или войны, а собственно злоумышленник это всякий человек вот такого дурного письма, который совершает зло, принимая его за добро. Вся история России.. Кто такие эти выскочки всевозможные, придворные, кто такие эти генералы, генералиссимусы и убийцы, которых прославляет мировая история? Это носители зла, это злоумышленники, при этом они делают вид что спасают отечество. У них такая мысль. Но любое зло нетерпимо в любой форме — это один из основных тезисов добрых людей. Любое зло не может быть оправдано! Тут очень важно понять что сферой, инстанцией оправдывающей зло, служит рационализм. И когда человек становится радикальным сторонником добра и дает себе слово, что хочет избавиться от всех форм зла в себе самом, — дальше он видит сколько зла в окружающем. Доминирующие сферы зла — это всевозможные офисы, институты, СМИ, больницы, тюрьмы и так далее. Они в конечном счете тоже институты зла. Человек старается от них абстрагироваться и как можно меньше иметь с ними дело. А вот тебе золотая мотыга, пахота, служи земле-матушке мощевой и возноси молитву горе, чтобы взор был горе. И будешь счастлив и в ноябре, и в сентябре, и в лютом декабре.

О.Н.: Духовность и религия?

о.И.: Это тема на мой взгляд великолепно разрешенная Мани[3]. Мани был пожалуй самым верным последователем Христа. Он четко говорил, что помазанник на земле какой-то срок (скажем, от 30 до 100 лет) проводит, а затем в течение 50 лет его последователи несут свет его учения (этот свет учения он именует истинной церковностью, баркой церковной, ладьёй), а затем появляются карапаны-извратители, на них уже нет света. Они убивают последних подлинных последователей, и духовность превращается в религию, аспект которой всегда иереецентричный, то есть в центре всегда священник, обычно паразитического толка, гордый, элитарный, он толпоэлитарный. Перед ним всегда какая-то гнетущая, тупая, бесперспективная толпа, которой вечно читает какие-то аннотации и пользуется через это какими-то материальными льготами, но это уже очень далеко от духовности. Религия всегда частна. Религия опасна социальным взрывом, войной и так далее, поскольку она утверждает свою истинность против каких-то других религиозных моментов. Её видение очень ограниченно и подскорлупно. Тогда как духовность всегда тяготеют к архетипичности и несет мир. Но духовность, подлинную духовность далеко не просто найти и соблюдать. И обычно религиозники воюют против духовных и между ними, можно сказать ничего общего нет. Они противоположны.

О.Н.: Да. И даже те яркие представители религиозного движения или той или иной конфессии, именующиеся святыми, зачастую были врагами и находились в оппозиции.

о.И.: Они были врагами института, находились в оппозиции. Они были духовными. То есть они бессознательно свыше питались и следовали уставам Доброго универсума и стяжали световые тела.

О.Н.: Это, кстати, недооцененная опасность этой формы власти. Это форма власти пропаганды, форма власти над умами. К примеру, власть над телом — полиция, армия, милитаристские какие-то устройства. Мы знаем, как они вредны когда они переходят определенные границы и какое зло они могут принести. Чего стоит, если посмотреть, историю 20-го века России, Испании. А вот власть и злоупотребление властью над умами — религиозная. На мой взгляд человечество еще это не осознало, насколько это опасно, страх религиозности перед духовностью.

о.И.: Да. Возьмите категорию пустыни. Иоанна Крестителя именуют пустынником с веригами, с какими-то акридами дикими. Пустыня — это следствие столкновения помазанника с религиозниками, со жрецами. Когда вы видите всю ложь, и подлинные источники религиозности институционального порядка вас гонят, вас ненавидят как правдолюбца. Что касается неадекватности, то это тоже аспект пустыни, аспект неизбежного одиночества. Думаю что братство также включает в себя понятие одиночества, которое, как ни странно, делает еще более горячим братом в братстве. Человек должен пережить пустыню бескрайнего одиночества, неадекватности, непонятности, чтобы возлюбить братство.

О.Н.: Если он оригинален, то неизбежно переживает одиночество.

о.И.: Да, чем более оригинален человек, тем более одинок. Одиночество — это высокая категория. Она негативная конечно, но разверзает пространство какое-то. Каждый раз будучи в каком-то ностальгически одиноком состоянии, в какой-то норе тоскливой, человек вылезает из нее с новым озарением того, что хочет обнять собой весь мир и быть в совершенном братстве со всеми живыми существами, понимая что одиночество это какая-то ловушка, что это западня. Это куда тебя уловил лукавый.

О.Н.: Да, обман какой-то, обман, великий обман… Отец Иоанн как можно разделить ваш крест?

о.И.: Любя. Никак иначе. Крест разделяется (внешне сколько бы ни говорил ‘хочу разделить Ваш крест’) только любя. Любовь имеет следствием бракосочетание душ. Две души, независимо от пола, сочетаются в одну, и тогда перетекают воды жизни от одного к другому, и кресты как щепки этого моря перетекающего. Так что разделяется крест только через любовь. Но с этим крестом через любовь разделяются и дары. Вот. А крест мы понимаем, уж если вы завели речь о кресте, как крест жизни. Это крест благословенный и почетный, поскольку это крест подвижника. Мы должны постоянно находиться в состоянии движения, поскольку даже иконостас божеств перед нами — движущийся. И все находится в движении. Perpetuum mobile[4] и крест помогает нам перемещаться из одной сферы в другую: из духовной в материальную, из какой-то личной в общественную. И чем мужественнее мы несём крест и чем мы посвященней от Премудрости (сама Премудрость посвещает в крест), тем мы богаче духовно и тем в большей степени мы можем окормить других людей. В конечном счете, чего ради припадают к стопам священника, старца? Чтобы он разделил твой крест, чтобы помог тебе справиться со своими бедами. А наилучший способ этого — разделить крест. Так что мы жертвенно разделяем кресты и этим служим людям.

20.03.2021г.



[1] - deep state - теневое правительство.
[2] - Теоантропонатурогамия – сочетание человека в одно (брак) с Богом (теогамия), человечеством (антропогамия) и доброй природой (натурогамия).
[3] - Мани́ (14 апреля 216 в Мардине, Ктесифон, Парфянская империя — 274 или 277, Гундешапур, Сасанидская империя) — духовный учитель, основатель манихейства, выдающийся древнеперсидский художник и поэт.
[4] - Perpetuum mobile - вечный двигатель (непрерывное движение).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *