Бог Солнца Ра

Пролог богоцивилизации



©Иоанн Соловьиногорский

Книга «Христозороастризм», 2016 г.

Золотая ладья миллионов лет вплывает на земные озера

Сюда-сюда,  миллионов  добрых  лет золотая ладья!
Сотвори из поврежденной земли чертог пакибытия.
А  на   золотой  ладье  –  Лоэнгрин   с   Парсифалем.
И  в  руках у них изумрудная  чаша  Святого Грааля.

В египетской, уходящей в далекие тысячелетия теологии Ра солнечная ладья миллионов[1] подолгу плывет по подземным руслам и каналам. По таинственным причинам не пускают ее на землю.

Как внезапно открываются один за другим люки и врата, и золотая ладья миллениума выплывает на землю! У людей впечатление, что она сходит с неба. Да так, должно быть, и есть.

За собой золотая ладья тянет целую флотилию белых кораблей. Вглядевшись в пассажиров, стоящих на палубе, видишь несчетное множество добрых пантеонов: ассирийский, этрусский, египетский, славянский, кельтский, кельтско-иберийский, греческий… А впереди них сияет в дивном божественном свете солнечный Ра. Толпа приветствует их шумно:

Слава Отцу нашему архетипическому Солнцу Ра
превышенебесной премудрости, чистоты, любви и добра!

И слышно с белых кораблей:

Мир! Мир на новом небе и новой земле.
Мир Священноминнэ!

Вслед за агонией мирового зла – Новый Золотой век

Гесиод в поэме Труды и дни дает известное описание истории человечества как деградации от Золотого века к Серебряному, затем к Медному, Гуманоидному[2], и, наконец, к Железному. Констатируем: на смену Железному веку пришел современный пластиково-искусственный, технотронно-фальшивый век зла, похоти, лжи и торжествующего мрака.

Величайший из парадоксов, способный вызвать иллюминацию ума у миллионов! Вслед за агонией мирового зла – второй Золотой век. По земным часам – ХХI век.

Жених приходит к невестушке неневестной новобрачною ночью,
начинается на земле новый золотой эон – Солнечный.

Золотой век, обычно ассоциируемый с Атлантидой и Гипербореей, Гесиод описывает так: некогда на светлом Олимпе счастливые божества (в частности, отец богов Крон[3] создали счастливых людей, род Золотого века.

Купались в доброте, как в золоте. Кто кого передобреет. А наипаче добрым был Отец богов и людей, по-гречески – Дивино Дий, по-гиперборейски – Ману́, по-славянски и египетски – солнечное божество Ра. Разница между богами и людьми была только в степени совершенства. Дистанции, превосходства не было. Боги с таким почтением относились к земнородным, что приходили к ним за советом.

На Земле царило изобилие благодати. Природа приносила множество плодов, бесчисленные стада добрых животных паслись на злачных пастбищах. Не один, а три солнечных диска-колесницы осиявали землю. На них прилетали божества, обнимались-братались с земнородными и на тех же колесницах забирали людей в царство небесное.

Люди Золотого века восходили от блаженства к блаженству. Не знали земных забот, трудов и печалей, немощей, старости, болезней, страхов, неврозов. Проводили жизнь в хороводах, радениях, гимнах, в вечных пирах и брачных трапезах. Христоверческие радения во многом восходят к Золотому веку человечества, черты которого, увы, бесследно утрачены.

Жизнь длилась нескончаемо долго – тысячелетия. А уход был спокойным, как тихий незаметный сон от усталости и истощения. Покойник помещался в домовину (склеп-усыпальницу), умащался бессмертными маслами и предуготовлялся к светлому воскресению в день сошествия нового солнца.

Время исчислялось иначе. Но по современным земным циферблатам было это за 30 тысяч лет до р.Х.

Тайна Золотого века: транспарентная, просвечивающая минничность

Достаточно ли гесиодовского описания Золотого века? Пожалуй, в нем приведены только внешние черты, так напоминающие идеальный миф. В действительности в Золотом веке царила солнечная Миннэ, богиня превышенебесной любви.

Миннэ стояла над миром как особое солнце – духовное, божественное, превышенебесное. Из лучей солнца рождались земнородные. От доброго света его согревались животные, растения, птички, рыбы. Изумительное согласие царило между ними. От солнца Миннэ исходил дивный мир.

Согласие вызывалось не столько договорными обязательствами или образом жизни, сколько просветленной любовью. Негасимая свеча всевышнего восторга возжигалась в сердцах людей. И обожженные превышенебесной добротой, люди Золотого века ходили в непрестанном преосенении, в непрерывной солнечной медитации.

Божество Миннэ сходило не только на людей, но и на домашний скот, растения, птиц… Люди проводили часы, дни и годы в созерцании солнца Божества в окружающих, в мире, и с уст их не сходили слова благодарности и прославления Миннэ.

Тайна Золотого века – в транспарентной, просвечивающей минничности. Капельки Миннэ (золотая пыльца или роса) нисходили на все творение и озвучивали бытие гимнами любви, начинающимися на вышних небесах и заканчивающимися на земле.

После ухода от земли люди Золотого века стали духовными покровителями обитателей Серебряного века. Добряне того времени именовали их старшими братьями. В совете богов и людей царило полное согласие, синергия.

Разве так существенны временные начала и окончания? В сердцах людей запечатлены жесткий Железный, радостный Золотой, смешанный Серебряный, падший Медный века и вся, по сути, история человечества.

Последующие века, описанные Гесиодом – Медный, Гуманоидный (век полубогов и героев), Железный (современный Гесиоду) и наш, искусственно-пластмассово-лживо-ничтожный, преходящий – можно назвать деградацией от солнца Миннэ к мраку обратной стороны луны. Тысячи темных зеркал наведены с темных планет. Круглосуточная черная месса с пролитием крови невинных жертв и нескончаемыми криками…

Когда-нибудь потомки назовут наш век презренным словом ‘рептилоидный’, учитывая идеалы мирового правительства, ученых, спецслужб и пр. властных структур, их патологический интерес к метр-двадцать металлокузнечикам, прошедшим пятидесятимиллионолетний путь эволюции от ихтиозавра к современному капитану летающей тарелки, минуя человеческие инкарнации.

Серебряный век как отказ от Брачного чертога

Сатана предпринимал тысячи попыток угасить солнце Миннэ. Разумеется, ему это не удалось. Но смог соткать некое туманное облако, наведшее гипноз на все человечество. И люди решили – солнце Миннэ угасло, закатилось за горы. Наступила тысячелетняя ночь Сварога, согласно небесным часам из часовенки Святого Грааля.

Уже в Серебряном веке солнце Миннэ склонилось к закату. Имя Царицы Госпожи Богини Девы Матери стало редко упоминаться. Началось искушение Супротивницы. Присутствие божеств стало казаться привычным. Посторонние духи примешивались к духовным пространствам Серебряного века. Люди не слышали богов, не считали нужным поклоняться им и следовать. Начались первые эфирные операции адаптационной перелепки.

Серебряный век, описанный Гесиодом, можно понимать как отказ от Брачного чертога, или брака с божествами. Поворот в сторону похоти, брака земного. Отказ от пятисолнечного креста, который боги несли из любви к людям.

Обо́жение древних происходило так. В сердце начертался крест в пяти окружностях. Вначале мерцающий, личный, за себя. Затем изумрудных спектров – за ближних. Третий – солнечный, за человечество. Четвертый – межгалактический, в перламутровых оттенках, ослепительный. И пятый – крест богов.

Божества разделяют кресты земнородных, а земнородные призываются, начав с несения личного креста, дойти до ступени разделения креста богов. Благодарные добрые боги сподобляют носителя креста божественности, дарят вечную жизнь и радость. Пятисолнечный крест, в свою очередь, ведет к Брачному чертогу.

Миннэ, учат мудрецы Софии Пронойи, немыслима без креста. Жители Серебряного века по наущению Лилит отказались от креста. Захотели блаженств без страданий… а получили сплошные безутешные скорби и печали.

Один из 144 внутренних за́мков именуется Негасимая Свеча. Последний – Солнце Миннэ во внутреннем, за́мок обо́жения.

Великая Блудница научила людей противиться божествам

Каким образом верховному Злодею, дракону и дьяволу, удалось совратить людей Золотого века? Как дошли они до подобного безумия: живя в мире, согласии и изобилии согласились принять на себя зло, болезни, страхи, смерть?

Виновна Лилит. Ей одной предъявляются счеты. Миссия Супротивницы (исп. Adversaria) по совращению человечества противоположна миссии Царицы Небесной. И как верховный Злодей и Змей выставляет впереди себя лукавую блудницу, сидящую на двенадцатиглавом летающем змее, так и добрые божества выдвигают Царицу Небесную, которая способна победить ее.

Великая Блудница научила людей противиться божествам. Оклеветала добрых божеств и навела порчу, приписав добрым богам пороки своего господина – ложь, похоть, зло, лукавство, человеконенавистничество, словоблудие, лжепророчество, людоедство, пролитие крови миллионов невинных жертв.

Лилит – олицетворенная кухня сатаны. Оправдывает похоть, зло, ложь, хищь, людоедство, торжество злых над добрыми. Ее доводы во время искушения людей Золотого века сводились к следующему:

– Зачем вам быть рабами добрых богов? Ваши боги лицемеры. Эксплуатируют вас тем, что ставят вам свои печати. Единицы из вас достигают ступени богов, а остальные остаются ни с чем. Я несу вам свободу как дар от альтернативного, более высокого, от другого. Кадош[4] даст вам новую жизнь. Высвободит в вас новый потенциал, о котором вы не ведаете.

Лилит откровенно лжет, навязывая проекции сатаны на добрых богов:

– Пантеоны навязывают вам порабощающие человека принципы вечного девства, креста, Брачного чертога. Как это ограниченно и ничтожно! Я открою вам новые перспективы. Последуйте за мной как за матерью, открывающей вам новые врата. Станьте же независимыми от ваших господ. Разве не сулят вам ваши боги обо́жение? Я научу вас, как стать богами без богов, человекобожию. Сделаю вас богами!

Так Лилит совратила людей Золотого века и уже неоднократно продолжала являться во времена Серебряного, после чего земля оказалась размытым дождями болотом. Богов чтили слабо, блекло, формально, по ритуалу. Появились первые жрецы. Ушли светильники. Люди перестали приносить ясны – добрые жертвы богам. А уже в следующем, Медном веке начали приноситься жертвы кровавые.

Медный век означал еще большее удаление от добрых богов. Уже не было ни вече, ни совета, ни круглого стола, ни согласия. На землю пришли гордые великаны, чьим девизом стало ‘уподобиться богам без богов’. Жизнь в любви казалась им уделом слабых и ничтожных. А жизнь без богов – лучшей, чем с богами.

По Гесиоду, великаны-рефаимы были сотворены из медного копья. Пользовались медным оружием и жили в медных домах. Золото пресуществилось в жалкую медь, от которой некуда было деться. На забралах и шлемах воинов, на их копьях, на домашних атрибутах – повсюду холодная, адскими вибрациями звучащая медь…

Человечество деградировало, но одновременно накапливало силу в сопротивлении злу

Четвертый век полубогов-героев можно назвать веком торжества Иеговы. Гесиод говорит о нем: ‘век короткий’. Сроки сокращаются. Часовые стрелки на часах вечности точно взбесились. Их ход удесятеряется.

Не питаясь из сосцов небесной Матери, отказавшись от Царицы Миннэ, погруженные во мрак, жители иеговистско-гуманоидного века пали ниже медян и серебрян.

В Железном веке, предшествующем нашему освенцимско-мегаполисному, солнце Миннэ окончательно погасло. Боги ушли из мира, уплыли на своих белых кораблях в инобытие. Земля погрузилась в железные клетки гулага. Наступила эпоха узурпации, разрушения, похоти, мамоны, хищи, торжества зла над добром, лжи над правдой. Добрым людям было плохо в Железном веке. Зло повсюду торжествовало и утверждало свою абсолютную непререкаемую власть.

Шестой век вслед за Железным у Гесиода можно назвать Обывательским. Торжество зла, деградация религий, пластмасса вместо дерева, искусственная пища и еще бог знает что.

О чудо доброго промысла! Неизъяснимы ходы Премудрости. Да, человечество деградировало, но одновременно накапливало силу креста в сопротивлении злу.

Катарские бессмертные, в духе открывшиеся мне в пустыне Перпетузы (замок катаров провинции Лангедок, Франция) 3 марта 2006 г., просили принять неоднозначность бытия или неоднозначность мировой истории. Да, внешне ее ход – падение за падением, но духовно торжество победителей зла. Их приходило немало. Сподоблялись высочайших титулов: помазанников, светильников, златоустов, бодхисатв, полубогов, открывающих врата Брачного чертога.

Растворяясь среди людей, как во времена Золотого века, божества несли и несут тяжелейшие кресты. Страстно́е божеств среди земнородных не поддается описанию. Внешне – оклеветание, презрение, черная неблагодарность, бойкот, отречение от их идеалов. Человечество делает сознательный выбор в пользу зла, пренебрегая крестом.

Пятисолнечный золотой крест сияет в бессмертных сердцах божеств. Крест личный – клеветы, затвора, одиночества, или божества, сходящего на землю, из солнечного Олимпа попадающего в мир грязи, похоти, лжи и соблазна. Второй крест – за пантеон, Олимп своих божественных братьев и сестер. Третий – разделяющий страстно́е всех пантеонов в сумме добрых божеств – за сумму добрых пантеонов. Четвертый – за жителей земли. Пятый – за конкретно ведомых ими землян.

Часы доброго промысла указывают на неслыханное чудо

Как можно подняться с адского дна до вершины неба? Век искусственных технологий, подавляющего зла и презрения к добру едва ли совместим с эпохой доброты, любви или того, что мы называем золотенькой восьмерицей. Понятно, контраст немыслим. Но часы доброго промысла указывают на неслыханное чудо. Произойдет агония мирового зла, и беспросветная ночь, казавшаяся вечной, сменится внезапным рассветом богочеловечества.

Белые корабелы приплывают из доброго иномирия, и уже забрезжили первые лучи рассвета. А на кораблях – добрые божества в окружении добрых людей Золотого века. Первыми сойдут на землю те самые, быть может миллион лет назад жившие счастливцы, блаженненькие, бессмертные. Назовут себя путеводителями всех светлых душ в темные времена. В последние дни всеобщего помутнения умов в них, добрых покровителях, будет особая нужда.

В Золотом веке божествами будет преподнесен Кипарисовый ларец бессмертия, или ларец Непорочного сердца. Кому откроется этот ларец, будет потрясен светом, исходящим от Непорочного сердца.

Минническое сердце вечно. Но чтобы достичь ступени непорочности и минничности, должно добровольно взять на себя крест – дать согласие страдать из любви.

Нет укрепления страдать из любви? Значит, сердце маленькое. Проси увеличить его. Проси еще и еще любви. Когда любовь достигнет необходимой степени – крест окажется своего рода пищей, уже не сможешь без него. Любовь отождествишь с крестом, а крест – с любовью. Откроется архитектоника внутреннего человека, двенадцать типов замков:

  1. с 1-го по 10-й – темница. Темные начала, потенциал зла, родовые программы, подверженность гипнозу и магии и т.п.;
  2. с 10-го по 20-й – пещеры глубокого кризиса и первых прозрений;
  3. с 20-го по 30-й – замки подлинного обращения, стяжания Духа Всеблагого и первого консоламентума;
  4. с 30-го по 40-й внутренние замки посвящены Премудрости, необходимому помазанию от нее и принятию ее печатей;
  5. замки с 40-го по 50-й – вершина премудрости: непорочное зачатие, первородная непорочность, непорочное начало.

Человек, способный проникнуть в эти промежуточные замки, буквально осиявается вечным светом.

  1. Замки с 50-го по 70-й – вечного девства и принесения обетов Царице Небесной;
  2. с 70-го по 100-й – негасимая свеча, световые тела и минническая благодать;
  3. с 100-го по 140-й – замки Брачного чертога;
  4. 141-й замок богосупружества;
  5. 142-й замок пантеонов;
  6. 143-й замок Отца чистой любви;
  7. и последний 144-й замок Миннэ.

Потрясенные свидетели чуда осозна́ют, какое богатство несут в себе. Не один, а 144 замка Святого Грааля из чистого золота и жемчуга, один прекрасней другого!

За человечество заступается Цаица Небесная

Отвратительным черным жезлом, напоминающим сатанинскую палицу с торчащими десятками ядовитых игл, Лилит закрыла небо пантеонов и ограничила землю скорлупой однозначности. Царя тьмы назвав богом, добрых богов отправив в концлагеря, послужила приготовительницей эпохи окончательного зла.

XXI век – переходный период к новой эпохе: торжествующего добра. За человечество заступается Царица Небесная! Облеченная в солнце Миннэ расправится с Супротивницей и гуманоидами. Но от людей, населяющих землю, требуется сделать шаг навстречу. С небес протягивается связка золотых ключей к спасению и обо́жению человека:

  1. миллионкрат подобрение с пересмотром прежних позиций традиционной святости через пост, аскетику, богослужение, молитву, соблюдение ритуальных правил и регламентов;
  2. отказ от Чужого (Кадоша, Иеговы). Поиск родного, своего Бога Отца;
  3. отказ от похоти, зла и лжи с обретением девства, добра и последней правды;
  4. следование светильникам-мелхиседекам, во множестве сходящим с неба в канун солнечного века;
  5. восприятие уставов доброго универсума, какими бы неожиданными они ни казались, и отречение от преходящих правил и штампов, часто религиозного или нравственного порядка;
  6. готовность жить по совести и следовать последней правде;
  7. полное посвящение и предание себя на служение Царице Небесной, гарантирующей ее щит и покров в испытующие времена;
  8. слышание ее слова как результат посвящения;
  9. и, наконец, ее стойкий безусловный покров.

Светлое зерцало вместо черного зеркала

Сколько продлится Ночь Сварога по славянскому календарю? Бог весть. Зависит от людей. Чем быстрее вытолкнут зло за околицу – тем быстрее наступит заря доброго Божества.

От людей требуется мужество. Мало кто готов к фундаментальным переменам. Люди, увы, склонны оправдывать себя и обходиться тем ничтожно малым, на что способны… Необходимо прозрение: человечество в опасности, смертельно больно и нуждается в решительных ходах. Необходимо найти в себе смелость отказаться от Чужого, лжеца. Отказаться от ви́дения в черном зеркале (или в себе) отражения Демиурга.

Царица Небесная подает вместо грехоцентрического черного зеркала бесценное светлое. В человеке через него отражается свет Божества. Черное – умопомрачает, под видом очищения окончательно запутывает. Светлое вызывает нескончаемые умиленные слезы…

Катарский путь к совершенству беспределен, конца ему нет. Через светлое зерцало человек видит себя потенциальным божеством и призывает добрых богов себе на помощь.


[1] - Другие ее названия: ‘Ладья вечности’, ‘Ладья миллионов лет’. – Авт.
[2] - У Гесиода ‘род героев’, или ‘человеческий век’ (saecula humanum). Подобными героями Библия полагает нефилимов – первых потомков от космобраков земнородных с гуманоидами (бен-элогимами), называя их ‘исполины’, ‘сильные, издревле славные люди’ (Быт. 6:4).
[3] - В переводе не ‘Кронос-время’, а Корона славы, солнечный венец. – Авт.
[4] - Кадош обычно переводится как святой. Однако в словарях основное значение слова – чужой, чуждый, инфернальный, злой. – Авт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *