Катарский замок

Тайные коды Святого Грааля


Содержание:

©Иоанн Соловьиногорский

Книга ‘Грааль: посвящение в белое рыцарство. Предания катарских замков’. 2016г

Святой Граальархетип Земли.
Замки его отражают музыкальный,
архитектурный и духовный строй,
посредством которого человечество
возвращается в цивилизацию,
непричастную злу.

Грааль – всегда словно впервые. Заслушаемся музыкой замков граалевых!

Германия, 1850 год. Рихард Вагнер ставит оперу ‘Лоэнгрин’ по сюжету древних рыцарских преданий. Потрясенный легендой, запирается в кабинете и три недели лично работает над текстом либретто.

Плывет по речным водам золотая ладья, влекомая белой лебедью. На ладье прекрасный рыцарь Лоэнгрин – сын Парсифаля, преемника Амфортаса (короля Грааля). Вслушайтесь в прекраснейшее имя: Лоэнгрин – лоно Святого Грааля! В руках у рыцаря золотая чаша…

Едва ли не с самого начала постановка оказывается под угрозой. Восстают фарисеи: ‘Языческий сюжет! Профанация чаши как атрибута римской мессы!’

Чашу приходится убрать. В театральных постановках Лоэнгрин вооружен мечом и копьем, чтобы вступиться за герцогиню Эльзу Брабантскую.

Драма Эльзы

Антверпен, Х век. Умирает герцог Брабанта, оставляя сына Готфрида и дочь Эльзу. Неожиданно Готфрид таинственным образом исчезает (ходят слухи, что он утонул)…

Готфрид – прообраз Людвига II Баварского! – превращается в лебедя, уходит в Грааль.

Злые силы в легенде представлены черным рыцарем Фридрихом фон Тельрамундом и его женой Ортрудой. Ортруда – неоднозначный персонаж! Будучи сама из рода брабантских правителей, тайно претендует на власть.

Фридрих по наущению Ортруды обвиняет Эльзу в злодействе: мол, убила брата, чтобы завладеть престолом. Эльза рыдает, уверяет в своей невиновности, объясняется в любви к Готфриду. Накануне ей приснился дивный сон. На золотой ладье по чудесной реке плывет рыцарь в серебряных доспехах. Видя Эльзу, причаливает к берегу и подает ей руку…

Кто способен вступиться за невинного?

Германский король Генрих Птицелов[1], видя происходящее, назначает поединок, именуемый по обычаям того времени Божиим судом.

Тельрамунд – обвинитель – готов вступить в бой. Но в Брабанте не находится никого, способного вступиться за невинную Эльзу! Дочь герцога в отчаянии. Истекают последние минуты перед поединком…

Внезапно на волнах Рейна[2] показывается золотая ладья. С нее сходит рыцарь Лоэнгрин, бросает вызов Фридриху – и побеждает в схватке, благородно сохраняя противнику жизнь.

Победитель сватается к Эльзе при одном условии: его происхождение навсегда (!) останется в тайне.

Обет нарушен

Поражение Тельрамунда нисколько не вразумляет темную чету. Особенно озлоблена Ортруда. Тайно ненавидя Эльзу, внушает ей сомнения: ‘За кого ты выходишь замуж? Ты – герцогиня. А он благородного ли происхождения? Пусть скажет, откуда родом!’

Фридриха, оплакивающего свою честь, Ортруда подстрекает:

‘Лоэнгрин победил тебя не божьей силой, а дьявольской! Он – злой колдун, пользующийся приемами магии. Стоит задать ему разоблачительный вопрос – и твой враг потеряет силу!’

Так порядок мира перевертывает, меняет местами зло и добро! Чудовищная клевета!!!

Душа Эльзы в смятении. Не выдержав, дочь герцога в нарушение обета задает Лоэнгрину роковой вопрос. В этот момент Тельрамунд со своими подручными вероломно нападает на Лоэнгрина. Рыцарь Грааля в праведном гневе убивает Фридриха.

Добрый рыцарь раскрывает свое имя, но вынужден покинуть возлюбленную. Эльза умирает в отчаянии… и, согласно оригинальной легенде, превращается в белую лебедь.

Катарские ключи к тайне Святого Грааля

Каков духовный смысл, сокрытый в сказании о Лоэнгрине? В чем тайна Святого Грааля? Где Грааль?

Сколькие искали таинственную Чашу, Боже милостивый! От средневековых рыцарей до Гитлера и Сталина… Кто только не бредил тайной Святого Грааля – наивысшей тайной земли!

Даже злодеи тянулись к Граалю, хотели завладеть ключом бессмертия… Самый закоренелый грешник в глубине души понимает: зло и похоть не архетипичны, преходящи. Доброта архетипична и вечна!

Святой Грааль – архетип Земли. Замки его отражают музыкальный, архитектурный и духовный строй, посредством которого человечество возвращается в цивилизацию, непричастную злу.

Столпы непорочной цивилизации

С каким трудом тайна Святого Грааля открывается для 84-й смешанной цивилизации[3] ! Сколько должно рассеяться паутин!

В силу адаптационной перелепки Грааль не может быть явлен нынешнему непреображенному человеку. Поклонение смешанному божеству, засилье ‘гремучих смесей’ добра со злом запечатывает Святую Чашу… Но парадокс в том, что запрещенное в 84-й открывается сегодня катаризмом XXI века (!) – более того, полагается краеугольным камнем спасения человечества!

Цивилизацию, непричастную злу и похоти, можно назвать Цивилизацией Золотенькой Восьмерицы. Прославим в который раз восемь ее столпов.

  1. 1. Вечнодевственная Премудрость Софии Пронойи.
  2. Вечнодевственная Любовь – преимущественная, превосходящая.
  3. Вечнодевственная Доброта – ею зло уничтожится.
  4. Вечнодевственная Чистота – богочеловечества!
  5. При вечнодевственном Мире прекращаются войны.
  6. Божественное Милосердие, Misericordia Divina рыцарей-деспозинов.
  7. Божественная Гармония — земного и небесного.
  8. Божественная Красота вечного девства.

Замки Грааля – рецидив непорочных цивилизаций доброты и девства

Золотой ключ к тайне Святого Грааля дан катарам. Согласно катарскому тайнове́дению, замки Грааля – рецидив непорочных цивилизаций доброты и девства на земле, нечто непонятное, противоположное 84-й смешанной.

Катарские замки – архитектоническая музыка светлых миров, непричастных злу и похоти, девственно чистых, несказанно добрых.

Богатыри русских сказаний и рыцари европейских легенд – из царства граалева! Старцы, нестяжатели, победители зла, спасители человечества, христы, будды, парсифали, мани, гильомы белибасты, евфросинии, богомилы, катары…

Напротив, ни фридрихи тельрамунды, ни ортруды не фигурируют в святом Граале, поскольку нет в нем места злу.

Божий суд разрешается в пользу добра

Как Эльза грезит рыцарем-спасителем, так человечество спит и грезит рыцарями Святого Грааля, способными спасти его в благородном поединке с силами мирового и надмирного зла.

Просыпайся, мир, от глубокого сна! Просыпайся, просыпайся, человечество, спящее беспробудно!

В момент полного отчаяния, когда всё обречено (разве не таково сегодня положение мира, как никогда близко стоящего у грани третьей мировой?..), Лоэнгрин побеждает в схватке Фридриха Тельрамунда[4]! Божий суд разрешается в пользу добра!

Рыцарь Грааля благородно оставляет противника в живых, пусть даже тот не успокоится и продолжит чинить козни. Зло неутомимо в своей нечистоте – что ж, получит достойный ответ. В следующий раз Лоэнгрин будет неумолим и сразит агента мирового зла смертельным ударом!

Великолепно: добро торжествует над злом в рыцарском поединке! Не зло съедает добро – добро побеждает зло в честно´м сражении!

Добро побеждает зло.
А иначе и быть не должно!

Рыцарство непорочного зачатия

Весь Брабант (человечество) ошеломлен зрелищем судьбоносной схватки. Известно, Фридрих Тельрамунд и Ортруда – заговорщики, претенденты на престол, самозванцы. Но кто этот рыцарь? Откуда пришел? Что значат его символы – белая лебедь, чаша, золотая ладья, плывущая по водам Рейна?

Лоэнгрин – рыцарь Грааля, богочеловек. Чаша в руках его полна мирровых капель.

Белая лебедь – символ цивилизации вечного девства и неосквернимой злом доброты; символ Божией Матери (!). Вечная дева – статус богочеловека, богочеловечества.

Золотая ладья – знак белого корабела. Символ Золотого века: времени, когда не было ни зла, ни похоти, ни греха, ни прочих химер, одержащих современную цивилизацию, ни чертей, ни дьявола – добрые боги, добрые существа населяли землю!

Рейн – река вечной жизни. По реке жизни плывет барка из чистого золота небесных добродетелей. Выплывает из царства вышнего света, где человек неоскверним, чист и совершен.

84-я недостойна тайны Грааля

Почему Грааль, поныне хранимый добрыми рыцарями, не мог быть открыт в 84-й смешанной? Почему открывается только сегодня?

Нынешняя цивилизация, даже узнав тайну Святой Чаши, отвергла бы ее. Недостойна. Эльза оказалась недостойной женой Лоэнгрина. Принцесса София-Шарлотта – недостойной невестой Людвига II…

Чаша Непорочного Зачатия как вершина девства не могла быть открыта в настоящем по причине затхлой порочности 84-й цивилизации.

Что далеко ходить за примером? Священная книга 84-й, Библия. Первая глава книги Бытия: ‘сходитесь, плодитесь и размножайтесь’ (Быт. 1:27,28)[5]. Дословно: похотствуйте по образу рептилоидов!

Катары говорили:

Первая заповедь ‘сходитесь’ – шакалья,
а у нас заповеди Царства Граалева.

Доброта и девство связаны воедино

Кто они, рыцари Грааля? Старцы называли их таинниками благодати, стяжателями Духа Светлодо́бра.

Находясь в мире зла, рыцари Чаши свято блюдут уставы Универсума, побеждая зло по тысячам параметров. Отстаивают великую тайну девства, тайну Божией Матери. Таковы идеалы, ради которых, полагают рыцари, стоит отдать жизнь.

Характерная рыцарская черта: доброту И девство связывают воедино. Ежели добр свыше – то девственно чист! Ежели девственно чист – несказанно добр! Если девственник, а доброты недостает – подозрительно: от Бога ли? И доброта без ярко выраженного девства сомнительна…

Увы, девство как идеал утрачено в 84-й. Результат – НЛО, Тибет, контакты с гуманоидами, зачатие в пробирке, астральные выходы и прочая мерзость…

Два пути, привычные в 84-й (элогизм с первой заповедью ‘сходитесь’ и космизм с астральным сексом), погружают в нечистоту!

О Отец обожаемый, о!
Человечество похотью смертельно больно.
Исцели его рыцарской чашей, полной мирро!

Миру нужна иная любовь – сердцецентричная, источающая не мужское семя из гениталий, а мирровую каплю из сердца, как концентрат божественного в человеке!

Рыцарство Амор Фино неведомо в 84-й, поскольку девство осквернено адаптационной перелепкой. Эльза тому пример. Но мир меняется на наших глазах! Девство и доброта возвращаются на землю как сокровенная тайна Святого Грааля.

Премудрость Божия, простри свой покров над всеми, кто верит: девство спасет мир!

Великое дерзновение девства

Уникальность катаризма-21, чудо новой духовности – в следующих важнейших принципах:

  1. отказаться от всех видов похоти, какие бы кайфы ни несли;
  2. принять за основу духовности не аскетизм, не молитву, не созерцание, а подобрение, связав в один узел девство и доброту.

Что может победить мировое болото похоти с кикиморами и лешими, населяющими современные мегаполисы? Великое дерзновение девства!

Рыцари называли похоть лунными силками, космическим вирусом. Полагали болезнью наподобие рака или туберкулеза. Как болезнь тащит за собою смерть с косой, так и похоть приводит к смерти[6].

Девство, напротив, дарует вечное здоровье, вечную радость, вечное ликование!

Рыцарем может быть назван только тот, кто научился обходиться без похоти, в ком погашены либидозные механизмы, и вместо выработки мужского семени или женской яйцеклетки из внутреннего источается мирро.

Посвящение в рыцари – не внешний ритуал. Ступени доблестного богатыря-девственника надо достичь! Последнее возможно, дети мои, только с помощью Царицы Небесной. Не римской Люцимери, которая родила единственного Христа, – Царицы Девы Матери, которая посвящает в тайну вечнующего девства.

Катары говорили: внешнее знание без внутреннего делания – ничто, поскольку перехватывается злом! Необходимо внутреннее делание с помощью белого старца. Необходимы старцы – увенчанные победители над злом и похотью.

Следствие заповеди ‘сходитесь’ – смерть

Тайна непорочного зачатия запечатана для 84-й. Девство утрачено. Только вчитайтесь в слова Библии (привожу на древнееврейском): ‘Пру-вэ-рву’ – ‘Плодитесь и размножайтесь’ (Быт. 1:28). По-русски: пру и рву, пру и вру…

Пру и рву, пру и вру –
и попадаю в черную дыру.

Далее сказано: овладевайте наукой похотного соития и распространяйте ее по всему миру!

Каково следствие заповеди ‘сходитесь, плодитесь и размножайтесь’? В следующей главе Бытия (2:17), после того как прародители вкусили от древа, сказано: ‘Мот тамут’ – ‘Должен ты умереть’!

Заповедь говорит сама за себя: вначале сходитесь, плодитесь и размножайтесь… а затем умирайте.

Сходитесь на здоровье, пока не надоест,
а потом – могильный крест.
Мот-тамут тому, кто познал блуд.

Заповедь №1 Святого Грааля

Как противоположна мерзкой плебейской заповеди, дети мои, заповедь №1 Святого Грааля:

Блюди чистоту в брачных узах, источая мирро́,
и живи вечно как божество.

Блюдите чистоту и живите вечно как божества! Сочетайтесь сердцами в служении друг другу и пятисолнечному кресту, и через источение мирровой последней капли совершится непорочное зачатие!

Величайшая великих тайна, которая осеняет человека, поднимает с одра немощи, подает надежду как отчаявшейся Эльзе:

Не сходитесь – сочетайтесь чистыми сердцами!

Девственно чистые предназначены к духовному браку через сочетание духовных сердец и непорочное зачатие.

Эльза из предания не смогла остаться женой доброго рыцаря. Внешний повод к распаду брака: задала лишний вопрос. Глубинный повод – не готова к духовному, девственному браку. И София-Шарлотта, в которую был влюблен Людвиг II, оказалась не готова к духовному браку – потому и была отвергнута.

Плодоносно ли непорочное зачатие, спрашиваете вы? Прозрейте,  посмотрите, сколько чад у девственного старца! Сашенька, Ванечка, Мишенька, Валенька, Варенька, Милочка, один другого прекраснее сыночки и доченьки… – дети непорочного зачатия.

Выплывает золотая ладья с Лоэнгрином, ведомая белой лебедью, и направляется уже не в Брабантское герцогство, а к страждущему человечеству Земли!

Иоланта и Водемон: евангелие от П.И. Чайковского

Менестрель Водемон (водимый Миннэ) пробуждает людей своеобразным колокольчиком бодхисатвы. Божественные музыкальные инструменты – орфеева лира, рожок и колокольчик (три музыкальных инструмента в универсуме) – в его руках издают дивные упокояющие и пробуждающие звуки.

Посвященные рыцари Нойшванштайна горели желанием найти композитора, который мог бы написать оперу на сюжет предания о Водемоне. Людвиг предлагает кандидатуру Вагнера: пишет оперы на сюжеты Cвятого Грааля… Друзья отвергают кандидатуру: вагнеровские оперы написаны холодным сердцем. Необходим более высокий, миннический миннезанг!

Рыцарям открыт провиденциальный экран всех миров. Премудрость указывает на… Чайковского. Русский гений уже воплотил сокровенную духовность катарских замков в балете ‘Лебединое озеро’. Он более сердечен и сможет передать музыку миннэ.

Людвиг II прозревает: Петр Ильич несравненно выше Вагнера и напишет божественный реквием, новую ‘Волшебную флейту’. Русский Моцарт – так нарекают Чайковского в Нойшванштайне рыцари Святой Чаши. Композитору, посвященному в рыцарство Белой Лебеди, дарят сюжет оперы ‘Иоланта’.

Увы, Людвигу не суждено будет услышать ее на земных подмостках[7]… Но из царственного пакибытия король-рыцарь благословит прекрасное музыкальное предание Миннэ и войдет вратами музыкального евангелия в пространство Святой Руси.

Иоланта: ‘Вкушая ароматы цветов, я слышу музыку царства!’

По соображениям цензуры и невозможности открыть великие тайны Святой Чаши, сюжет в версии либреттиста Модеста Чайковского (брата композитора) получился ущемленным. Читая в Мистической Библиотеке, мы будем пользоваться оригинальным сюжетом древнего сказания.

Действие происходит в XIII веке: время расцвета катаризма, эпоха средневекового рыцарства Святой Чаши. В центре повествования – дочь короля Рене, прекрасная и вечнующая, прескорбная и всерадостная дева Иоланта[8]Аталанта.

Король Рене управляет Прова́ нсом, одной из южных провинций Франции. Прованс = провидение. Провидение двенадцати зодиакальных созвездий князя мира сего назначает тяжелый крест для принцессы Прованса: Иоланта от рождения слепа.

Принцесса обладает дивной добротой, несказанно чиста и подобна ручью, отражающему радугу и лучики солнца. Чего стоит ее голос, от которого млеет и успокаивается одинокий старик Рене! Но Большая Зодиакальная Машина (престол двенадцати роковых злых созвездий, адаптационная перелепка) приговорила прекрасную принцессу к заточению.

Король прячет ее в замке Fleur d’Amour (‘Благоухание любви’ – название замка согласно оригинальной версии). Рядом со слепой девой кормилица Марта и ее муж Бертран, двое прекрасных, верных до последнего слуг (позднее они отчалят на золотой ладье в царство Святого Грааля вместе со своей госпожой).

‘О, наша госпожа слишком прекрасна для мира сего! Вот почему Всевышний поместил ее в земной рай, замок Флёр д’Амур’, – рассуждают Марта и Бертран.

Замок закрыт для посторонних. У входа начертано: ‘Всяк, нарушивший волю провидения и вошедший сюда, будет предан смертной казни’.

Никто не решается нарушить запреты ‘Моисеева законодательства’ князя мира сего. Войти в замок Флёр д’Амур может только тот, кто способен любить, поскольку смерть побеждается любовью.

Принцесса проводит дни в беседах с друзьями, собирает цветы и слушает музыкантов. Она особо любит музыку. Рене посылает ей небольшой оркестр…

Иоланта – душа человеческая – даже не подозревает, что можно видеть! Можно созерцать небо, прекрасные цветы, ближних и, наконец, Божество воочию! Придворным запрещено говорить с ней об этом. Окружение не может ослушаться короля, и принцесса остается прекрасна и наивна в своем неведении.

Зато Иоланта слышит. У нее слуховое зрение.

‘Как прекрасно щебечут птицы! Я понимаю их небесный язык. А цветы! Их преблагоуханные запахи говорят мне о столь многом. Вкушая ароматы цветов, я слышу музыку царства нашего Всевышнего! – восклицает Иоланта. – Слушая музыку наших оркестрантов, бродячих музыкантов, я слышу преблагоуханные ароматы и вкушаю их. Через слуховые вибрации я воспринимаю, как прекрасен мир. Цветы беседуют со мной’.

Принцесса Прованса обожает отца. Она лишена зла, и отец (заведомый злодей, законник, римский подданный) кажется ей прекрасным.

Любимое занятие Иоланты – собирать цветы, вкушать их ароматы и слушать музыку. Иоланта не подозревает о видимом мире, но ее одолевает беспричинная глубокая экзистенциальная тоска (французы называют ее angoisse ), некое универсальное томление души.

Девушка сама не понимает, отчего томится ее душа. Рядом верные друзья, прекрасное окружение, цветы, но она часто плачет, грезит о небесных мирах…

В состоянии экстатических блаженств Иоланта, утомленная собиранием цветов и слезами, засыпает.

‘Как прекрасна наша принцесса! – не может отвести от нее глаз кормилица Марта. – Она видит вещие сны. В своих снах видит больше, чем мы в этом мире!’

Порядок мира – сон сна и грезы, великая тоска человечества по вышней любви и вечной жизни.

Встреча души с вестником Миннэ

Иоланта, дева чистой красоты и доброты, от рождения обещана в жены Роберту, герцогу Бургундскому (легкомысленному, как бургундское вино). От герцога скрывают слепоту невесты. Роберт не знает будущую супругу и не испытывает к ней никаких чувств. Он влюблен в другую – некую графиню Матильду, и с нею хочет обручиться.

Принцесса Прованса, в свою очередь, слишком высока для порядка мира сего. Она желает любви Небесного Возлюбленного, любви какой нет на земле – миннэ.

Жених Иоланты едет к королю Рене, чтобы расторгнуть помолвку. Замок Флёр д’Амур расположен недалеко от провансальской резиденции короля Рене. Герцог Роберт и его спутник, рыцарь Водемон, подъезжают к замку и видят надпись: ‘Всяк, нарушивший волю провидения и вошедший…’

‘Поехали прочь! Это проклятое место. Вошедший в замок погибнет’.

‘Нет! Роберт, я вижу десницу Вышнего, стоящую над замком. Голос свыше призывает меня войти’, – отвечает Водемон.

Водемон бежит к замку, взбегает по ступенькам на террасу, заглядывает в окно и… видит спящую принцессу Иоланту – неземной красоты бодхисатву, неземной доброты принцессу.

‘О, как она прекрасна! – восклицает он. – Небесная царица!’

Водемон влюбляется в Иоланту, готов умереть от любви к ней.

‘Водемон! – слышит он издалека голос Роберта, – где ты? Идем отсюда. Ты восстаешь на голос провидения. Парки, богини судьбы, мстительны к тем, кто нарушает их законы’.

‘Я останусь здесь, мой герцог! Я не боюсь смерти. Любовь, которой ты не знаешь, выше смерти’.

Роберт уходит, а Водемон остается с прекрасной принцессой.

Иоланта слышит голос и просыпается.

‘Кто ты, о неведомый гость, и откуда ты пришел? Как зовут тебя?’

‘Мое имя Водемон. О дева, я недостоин видеть тебя, столь чистое, небесной красоты и доброты создание. Кто ты, богиня?’

‘Я принцесса Иоланта, дочь короля Рене’.

‘Как дивны цветы в твоем благородном саду, Иоланта! Герани, розы, лилии… Оранжереи сказочных цветов!’

‘О рыцарь, самый прекрасный цветок растет в твоем сердце’.

‘Когда я слышу твой голос, в моем сердце распускается цветок, как под лучами солнца’.

‘Что такое солнце?’ – недоумевает Иоланта.

‘Взгляни! Ты видишь свет?’

‘Я ничего не вижу. Что ты называешь светом?’

Водемон понимает: встреченная им дева слепа.

‘Дитя возлюбленное, существует свет вечный. И человек вправе его видеть, прозрев от своей куриной слепоты’.

‘О, как я хотела бы видеть свет!’

Водемон достает лиру и начинает петь возлюбленной прекрасную песнь миннэ.

Иоланта слушает чудную музыку, и слезы льются у нее ручьями. Вначале горькие, тоскливые, слезы angoisse, а затем умиленные, просветленные. На глазах у Водемона Иоланта исцеляется! Ей кажется, что она начинает видеть тот самый свет, о котором говорит бродячий рыцарь.

‘О дева, – слышит она голос певца, – я пришел из далекой страны, не числящейся в земных меридианах’.

‘Что это за страна, прекрасный рыцарь?’

‘Замок небесной любви, прекрасная дева. Я явился из замка Миннэ’.

‘О как прекрасен этот замок! Я вижу его! Какие ароматы цветов на его лугах, сколько бугенвиллей, белых лилий, лантан и роз…’

‘Рука Всевышнего привела меня сюда, чтобы освободить тебя от заключения и исцелить’.

‘Я живу в одном из самых прекрасных замков Прованса. О каком заключении ты говоришь?’

‘О возлюбленная, если бы ты побывала в замке лебединой песни Нойшванштайн, ты поняла бы, что земная жизнь – темница по сравнению с тем блаженством, которое существует на небесах и на земле для тех, кто вкусил небесную любовь’.

‘Опиши мне твой замок’.

‘Хрустальный дворец, и в нем 144 башни с колокольчиками бодхисатвы. Чудные девы и рыцари обитают в замке’.

‘О Водемон, когда меня коснулся твой музыкальный жезл, я прозрела! В моем сердце воспламенилась свеча неземной, всечеловеческой любви. Во мне проснулось безмерное сострадание ко всему живому. Расскажи мне еще о святом Граале, о хрустальном дворце совершенных будд и христов, богородиц и бодхисатв, жен-мироносиц и рыцарей, – просит Иоланта Водемона’.

Водемон завершает свое повествование словами:

‘Я пришел из царства Святого Грааля и жажду вернуться в него вместе с тобой’.

Иоланта счастлива. Она видит возлюбленного, которого прозревала, о ком грезила и которого ждала.

‘Что это? Я вижу рыцаря вечнодевственной любви! Но ведь мой отец обещал предать смертной казни всякого, кто посмеет пробраться в замок, нарушить его приказ и мой затвор… Как быть?’

‘Не печалься ни о чем, дочь моя, – Водемон называет Иоланту дочерью и невестой одновременно. – Наш Всевышний, полный величественной любви, все разрешит миром. Никакой трагедии, только радость и победа – вот девиз Святого Грааля! Любовь побеждает смерть’.

Суфийский мистик Ибн Аль-Араби

Король Рене (князь мира сего) запрещает своей дочери (человеческой душе) прозреть на слепоту. Одновременно как любящий отец хочет, чтобы она исцелилась и обрела зрение. Во дворец короля приглашены самые лучшие врачеватели. Один из них, по имени Ибн аль-Араби´ , берется исцелить Иоланту.

Ибн аль-Араби ставит три условия исцеления принцессы. Первое – она должна познать правду и мужественно принять, что слепа. Второе – горячо, от всего сердца пожелать видеть, поверить, что прозреет (вера – познание и видение божества, а не ритуальный сомнамбулизм). Третье – возлюбить всем сердцем.

‘Но моя дочь уже обручена герцогу Бургундскому’, – холодно отвечает Рене на условия мудреца. Ему явно не нравятся слова Ибн аль-Араби. Дочь не должна любить никого, кроме самого короля.

‘Что ж, сделаем последнюю попытку, – говорит целитель. – Пойдемте в покои принцессы’.

Король Рене вместе с доктором входят в покои Иоланты и видят Водемона.

‘Кто ты, несчастный! – восклицает Рене. – Как ты посмел нарушить запрет! Разве ты не читал надпись у входа в замок: ‘всяк, кто войдет сюда, будет предан смерти’? За свою вольность ты поплатишься жизнью!’

Король дает приказ заточить Водемона в тюрьму. Перед тем, как отправиться в темницу, рыцарь успевает сказать:

‘Король, герцог Бургундский – мой друг! Мы приехали в ваш замок вместе. Герцог хотел сообщить, что отрекается от принцессы. Он не любит ее. А я обожаю вашу Иоланту-Аталанту, божественную душу!’

Мудрый целитель Ибн аль-Араби утешает Рене:

‘Ваше величество, вопреки всем предосторожностям принцесса познала, что слепа, возжаждала видеть и влюбилась в бродячего рыцаря-миннезингера, заслушавшись сладчайшей музыкой его орфеевой лиры! Три условия Премудрости соблюдены: бесстрашная правда о духовной слепоте, жажда прозреть и великая любовь, охватившая сердце’.

‘Папочка, я вижу вас! Я счастлива! Меня исцелила музыка миннэ. Водемон обещал взять меня в свой хрустальный дворец!’ – говорит Иоланта.

‘Что может быть прекрасней замка Флёр д’Амур?’ – восклицает король Рене.

‘Отец, существует еще более прекрасный замок неземной красоты, в ином измерении. Освободи рыцаря-целителя. Я желаю стать его девственной невестой. У меня не будет отныне больше никакого мужа и жениха’.

‘Кто этот рыцарь, посмевший нарушить закон?’

‘Он пришел из далекого царства, бог которого – Отец величия. Он посылает духа велия превышенебесной любви. Его силой я исцелилась!’

Иоланта и Водемон уходят в Грааль

Король Рене в смущении. Он освобождает Водемона и благодарит за исцеление дочери. Рене ничего не остается, как отпустить прозревшую Иоланту вместе с рыцарем в Замок вышней любви. Иоланта предназначена к высоким свершениям!

Герцог Роберт полон зависти (еще бы: упустить такую прекрасную невесту!). Хочет вызвать Водемона на рыцарский поединок… Но на озере появляется золотая ладья, и по впадающей в него реке Дюранс Иоланта и Водемон уходят в Святой Грааль.

‘Отец, я совершенно счастлива! Не грустите. Я желаю, чтобы однажды вы посетили наш замок. Но для этого вы должны стать чистым, совершенным и великим душой, возжелать подвига во имя спасения человечества’, – слышит король Рене последние слова дочери.

На его глазах появляются слезы. Растроганный король повторяет: ‘Сокровище мое, дочь моя любимая…’

Золотая ладья относит рыцаря Водемона и Иоланту в замок Святого Грааля.

Король Рене приобщается к рыцарскому братству

Король Прованса потрясен: его дочь исцелилась таинственной силой любви! Он тоскует по прекрасной и добрейшей Иоланте. Тоска настолько овладевает королем, что он забывает обо всем прочем. Облекшись в ризу странника, Рене оставляет трон и отправляется в паломничество в поисках Грааля – единственного, ради чего стоит жить. Может быть и он, Рене, исцелится от своей angoisse силой той любви, что составляет жемчужину и достояние человека?

В странствиях Рене достигает ступени совершенного, бодхисатвы. За ним тоже приходит золотая ладья и восхищает его в замок Грааля. Король приобщается к рыцарскому братству. Он застает свою дочь в неизреченных блаженствах Брачного чертога. Рене слышит музыку царствия Святого Грааля и не скрывает слез умиления:

– Вот царство, в котором я, король Прованса, готов быть последним слугой, анонимным и безвестным! О прекрасная дочь, как я счастлив видеть тебя!

Посланники доброго Отца побеждают смерть, идя наперекор обывательским запретам

Сюжет предания схож со сказанием о Лоэнгрине. Но Лоэнгрин после женитьбы на Эльзе вынужден раскрыть тайну своего происхождения и вернуться в царство Грааля в одиночестве. Сюжет евангелия от Иоланты и Водемона несравненно более добр: возлюбленные возвращаются вместе! В лице Иоланты в царство вышней любви увлекается все человечество.

Душа, придя в мир после адаптационной перелепки, даже не подозревает о том, что слепа, что существует вышняя любовь и преблагоуханные цветы премудрости. Земной отец ищет исцеления дочери в порядке мира сего, хотел бы обручить дочь ветреному и легкомысленному герцогу Бургундскому… Но душу посещает рыцарь небесной любви, и та просыпается!

Каждый земнородный должен однажды встретить апостола миннэ – своего Лоэнгрина, Христа, Будду, Водемона. Тогда зазвучит из сердечных уст миннезингера лебединая песнь Нойшванштайна, и душа проснется от тысячелетнего сомнамбулического сна. Увидит, как прекрасен мир, и исполнится неизреченного величия, каким полон Отец наш, посылающий в мир рыцарей на золотой ладье.

Посланники доброго Отца бесстрашны и побеждают смерть, идя наперекор обывательским запретам. Существует множество архетипических сказаний, где рыцарь, странствуя на верном коне, останавливается на перекрестке перед выбором:

  • Налево пойдешь – богатство найдешь,
  • Направо пойдешь – невесту найдешь,
  • Прямо пойдешь – смерть найдешь.

Прочитав надпись, наш Иванушка-богатырь едет вперед! Рыцари-бодхисатвы идут в мир, не боясь смерти, чтобы освободить тех, кто находится под гипнозом страха смерти, ужаленных адаптационной перелепкой.

Музыка из царствия Миннэ

Душа человеческая потенциально бодхисатвична, но ослеплена адаптационной перелепкой. Слыша прекрасную музыку орфеевой лиры, пробуждается от глубокого сна.

Надмирная музыка вышней любви – царство Софии Пронойи, доброго промысла. Мир, где нет ни малейшего зла, похоти и греха.

Музыка царствия миннэ действует сто из ста. Музыкой пробуждает Водемон спящую Иоланту, божественную душу, и устремляет ее в царство вышнего света. С каждой пробудившейся душой обретает спасение земля, постепенно превращаясь в замок Святого Грааля. В 85-й непорочной богоцивилизации земля окончательно освободится от власти ‘короля Рене’ и настанет царство Alma Mater Dei et Humani.

Пусть же звучит прекрасная музыка Грааля!


[1] - Напомню: Птицелов – таинственный персонаж 'Волшебной флейты' Моцарта, тот, кто ищет Жар-птицу. – Авт.
[2] - У Вагнера – Шельды.
[3] - По учению катаров, на земле прошло 84 цивилизации, отличавшихся разной степенью проявленности света и тьмы. Из них 15 были непорочными – сто из ста исключающими зло. Нынешняя 84-я – смешанная, сочетающая в себе божьи и дьявольские начала. – Авт.
[4] - 'Mundus' – мир сей. Фридрих Тельрамунд – олицетворение князя мира сего. – Авт.
[5] - Слово 'сходитесь' (ивр. hizdaveg, англ. copulate) присутствовало в оригинале Торы и позднее было вымарано переписчиками.
[6] - Когда Людвиг II расстался с Софией Шарлоттой, то сказал одному из друзей: 'Я наконец-то избавился от болезни!' – Авт.
[7] - Сюжетом оперы П.И. Чайковский заинтересовался в 1884 году. Премьера 'Иоланты' состоялась в 1892, спустя 6 лет после ухода Людвига II.
[8] - 'Ио' – божество, 'ланта' – продолжение. Иоланта: Божество божествующее в человеке. – Авт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.