Цем Анауак

Гиперборея в Америке. Цем Анауак. Ч.II. Непорочное зачатие



©Иоанн Соловьиногорский

Продолжение книги «Гиперборея в Америке.
Цивилизация Цем Анауак, ‘Живущие вместе’».

Последний рецидив Гипербореи на земле

Цивилизация древней Мексики Цем Анауак  ‘Всегда вместе и никогда в разлуке’ была списком с небесных Цем Анауаков. Последний рецидив Гипербореи на земле. Современным городским хомосапиенсам, затравленным недоверчивостью и паранойей, хорошо бы взять за образец их уклад жизни.

Населявшие Гиперборею теоантропосы (богочеловеки) преспокойно уживались с божествами. Они и были вочеловечившимися богами разных степеней-ярусов от вышних до нижних. Среди них: фравати – идеалисты из идеальных миров, не познавшие зла, наивные и чистые; серафиты, богородичники, белые корабелы…и десятки других градаций, с трудом усваиваемых современным сознанием.

Между богами разных степеней царили полный мир, милосердие, содружество и единство.

Доброта божеств была ослепительная, обескураживающая! Такой же была доброта гипербореев. ЧЕМ БОЛЬШЕ ДОБРОТЫ, ТЕМ ДОЛЬШЕ ЖИЗНЬ. Чем больше зла, тем тяжелее греховная чаша, а значит короче жизнь и катастрофичней потусторонний удел.

Цивилизация Цем Анауак была аурвета’дная[1]. Миллионы серебряных нитей связывали человека с окружающим миром, иными мирами, животными, богами, цветами, пчелками, растениями… Сакральная связь была настолько глубокой, что гиперборей полагал себя не ограниченным землянином, с вожделением смотрящим на звездное небо, но гражданином Вселенной.

Землю захлестывали музыкальные гармонии. Музыка прободала слуховые каналы и напрямую воспринималась духовным сердцем. Каждый второй теоантропоид был соловьем, поющим в соловьиной роще. Вот откуда на территории бывшей Гиперборее Соловки да Соловьиные горы!

Без отверстого слухового окна невозможно было достичь ступени ‘всегда-вместе-соборно’, или Целостности Бытия. Отверзение Врат из белой слоновой кости открывало возможность общения с богами, людьми, животными, птицами, растениями…Жизнь становилась бесконечно интересной и богатой. Человек не нуждался в печатной библиотеке имени Ивана Федорова или Иоганна Гутенберга, но читал по книгам, которые и не снились современным переписчикам с белого на черное и черного на белое. Тонкий птичий слух улавливал переливы божественных вибраций, и словесная речь была бесконечно близка к музыкальному языку.

Зачатие через отверстое слуховое окно

Порочного зачатия в Гиперборее не существовало. Оно было искусственно привито человеку позднее, во время адаптационной перелепки в операционных НЛО.

Непорочному зачатию соответствовали парадигмы Белого корабля: Святой Грааль, детство, Арта, братство, бескорыстие, глубокая метанойя, рыцарские посвящения, женомироносичные мистерии.

Зачатие было крайне редким. Тайна его в следующем: какая-то душа выпадала из общей домостроительной ойкумены и, оказавшись во власти дьявола, обрекала себя на безвозвратное исчезновение. Вместо нее через непорочное зачатие рождалась одна или несколько новых. В целом сохранялось равновесие.

Ребенок-теоантропос приходил в мир раз в несколько сот лет. Зато рождался бессмертным помазанником, светильником, ангелом, стражем или полубогом.

Непорочное зачатие полагалось не матримониальным актом между супругами, а посвящением.

Девы искали высокого богоматеринского посвящения, проходя катартические купели под руководством духовных старцев и совершенных божеств. Восхищались, восходя по лестницам от яруса к ярусу. (Иерархии не существовало. Гетерархические братские круглые столы именовались ярусами.)

Божества принимали дев в Город богов Гародману, где в садах, рощах и на елисейских полях приготовлялись к наивысшему посвящению – Брачному чертогу.

На посвященных сходила София Пронойя – Превечная Премудрость, именуемая Прабабушкой божеств и людей. В ее Замке Божественных и Человеческих Судеб определялись уделы всего живого, от простейших моллюсков до величайших божеств. В тысячах миров рассчитывалась их тысячелетняя инкарнация (воплощение) или миллионнолетняя инкорпуляция (вотеловление вне начал зла).

По Золотому мосту девы восходили к 13-му небу, где сиял престол божественного Жениха Отца и божественной Невесты Матери. Посвящения были головокружительными, ошеломляющими. Божества предпочитали держать их в тайне.

Христос сказал об Атлантиде и Гиперборее, посланцем которых был: ‘на небесах не женятся и не выходят замуж’, что означало – ходят в других телах, световых, бессмертных, солнечных.

У гипербореев зачатие происходило в световом теле через отверстое слуховое окно, именуемое Вратами из Слоновой Кости.

Веянием Духа Всеблагого от Отца к матери исходил солнечный импульс непорочного зачатия. Коагулируясь, обращался в тонкий луч и проникал в духовное сердце посвященной. Ливень золотой пыльцы входил в уста, облагоухал ноздри, осиявал взор и ум – охватывал все существо и наполнял неизреченной добротой и дыханием вечности. Так совершался брак с Божеством, богосупружество.

В Гародману брались не только невесты, но и женихи по возжжении негасимой свечи вышней любви. Жених проходил посвящение и принимал участие в непорочном зачатии. Часть световых лучей от добрейшего Отца шла через его сердце.

Рождение быль скорее проявлением души, переходом из небытия в бытие и далее – в сверхбытие, в лоно-корабль, державу Богородицы. Мать рождалась вместе с сыном или дочерью.

Младенцы радостно улыбались. Плакать им было не о чем. Их не ожидал короткий путь от люльки до гроба, полный искушений, несправедливости, клеветы, заблуждений, темных мыслей и греховных поступков. Не существовало греховной чаши – значит, не могло быть и речи о зле.

Ребенка нарекали духовным именем, после чего отдавали на воспитание бабушке.

Дева-мать сподоблялась ступени божества одного из низших сестринских ярусов. Далее, инкорпулируемая в различных, в т.ч. смешанных мирах, по мере умножения премудрости восходила по ярусам Золотенькой Лестницы к более высоким небесам и духовным гетерархиям.

Цель второго рождения – распечатать врата Внутреннего Города Божеств

О, если бы непорочное свыше зачатие действовало вне кавычек – пришлось бы сворачивать манатки грехоцентричной фарисейской конторе!

Карапаны[2] навязали порядок порочного фатального с непростимым первородным грехом. Человека представили как беспомощное жалкое орудие зла. Шагу не может ступить без жреца-раввина, вооруженного на всякий бытовой случай тысячестраничным талмудом: сколько надо платить за грех, какие жертвы приносить, чтобы откупиться от Злопамятного Монстра и его сына-спасителя, столь же злопамятного и грозящего страшным судом и вечными адовыми пытками…

Чудовищная сатанинская контора всерьез полагала: подвергая ‘еретика’ жутчайшим пыткам (растягивая на дыбе или колесе, четвертуя, суя ему в рот кляп, чтобы не слышно было предсмертных криков), творит доброе дело! Мол, таков удел грешника в потусторонних мирах.

Озирая историю римской инквизиторской церкви, можно сказать только одно: в ее уме ничего кроме бредового зла и агрессивного наследия.

Увы, пронюхав запретные входы, к власти на земле пришли гуманоиды. Зло с их т.зр. обладает могуществом, силой. Хитрые торжествуют над невинными, злые над добрыми, мрачные над светлыми. Торжествующие адепты мирового зла сегодня именуются элитой. А добрые, ‘рабы божии’, крепостные у них. Злые – хитрые паразиты, окружающие себя вооруженными воинами, чтобы держать рабов в страхе…

Лествичники

Гипербореи в ахурамаздийском ключе называли рождение разворачиванием хварны (купины). Успение – сворачиванием хварны, угасанием свечи, которая разгорается вновь при таинстве вхождения в Брачный чертог и положении на Брачный одр.

Смертного одра не было. Был одр успенский. Похоть влекла смерть, девство несло жизнь. Зло само себя уничтожало, доброта – преображала. Успенский одр по истечении назначенных Премудростью сроков пресуществлялся в царский, брачный. После блаженного упокоения от земных трудов следовало преображение.

Как вместо рождения – во-ображение, или мысль Божества, ставшая реальностью, так вместо смерти – пре-ображение, вхождение в другой образ, вознесение в новую сферу, перерождение (инкорпуляция, назначенная в замках Софии Пронойи) через тысячеступенные лестницы подобрения.

Небеса и земля составляли одно целое. Между ними перекидывались мосты и простирались многоступенчатые золотые лестницы. Отсюда лествичный метаноический порядок восхождения.

Лествичниками были божества и богочеловеки. Для восхождения на следующую ступень им предстояло прежде спуститься как минимум ступенью ниже и пройти земные посвящения. Восходя по многоступенным золотым лествицам, бессмертные сподоблялись статуса божеств, ученики – учителей, учителя – перфектов, перфекты – помазанников, помазанные – имморталов (бессмертных). Различных ступеней насчитывались сотни, подобно статутам Доброго Универсума. Среди них – старцы, менестрели, млекопитатели, кормчие, капитаны, светильники, пророки, апостолы, христы, богородицы…

Помрачение

С наступлением Мрачного эона богочеловек-теоантропос был подвергнут нелегитимной адаптационной перелепке. С оперируемых в прямом смысле сдирали божественные ризы. Как римские воины перед распятием сдирали ризы с Христа и разделили между собой, так и гуманоиды поступали со своими жертвами.

Под  ‘содранными ризами’  должно понимать бессмертные световые тела, а не обретенные взамен их жалкие кожные покровы с сиротскими одинокими лопатками вместо крыльев фаравахара и взором, не способным читать по небесным свиткам и знамениям.

В руках операторов НЛО был т.наз. светометр — прибор, измеряющий степень потемнения, озления и эротизации = степень вхождения ядовитых рептилоидных частиц. Очередное технократическое достижение змееголовых гуманоидов насчитывало около тысячи градаций по шкале измерений. Каждая единица предполагала в себе еще тысячу.

Во время последовательных оперативных вмешательств степень озления и помрачения ‘подопытного’ в тысячу крат превосходила начальную. Затем в 10, 100 тысяч раз… пока наконец не достигала миллионкратной!

Когда на табло светометра загорала единица с шестью нолями, оператор был удовлетворен. Перелепка закончена. Перед вами уже не богочеловек, а хомосапиенс  —  уморассуждающий технократ. Кладовые его сердца опустошены. Бессмертные тела бесследно исчезли. О разуме нет и речи. Вместо премудрого осмысления хода вещей, видения божеств воочию и слышания вышних гласов работает в уме счетная машина, рассчитывающая подлые ходы для личного обогащения и выгоды.

Миллионы окраденных у богочеловека божественных частиц гуманоиды помещали в рептилоидные ледяные кладовые, чтобы в технократических лабораториях привить себя составами божеств и хотя бы на несколько часов выглядеть людьми, обманывая земнородных.

В настоящем окраденном состоянии человек — слепоглухонемой. Духовное сердце как заброшенный сырой погреб, в котором давно угасли свечи. Бесполезно чиркать спичками — фитилек за давностью лет не горит. Негасимая свеча отсырела в темном подвале подсознания. Внутреннее состоит из сплошных ран и неврозов. Память невротична, помнит о чем-то невротичном и мифическом. Глаз духовный запал. Слуховой канал непорочного зачатия закрыт…

Подобному существу ввек не понять, что значит девство, Непорочное лоно, Брачный чертог.

Победа над скорлупой индивидуализма и нарцизма вводит в соборный порядок Цем Анауак, когда рождается человек как бы в одиночку, а жизнь совершается совместно. Аурветад переходит в Амеретад[3], целостность бытия — в бессмертие.

Жизнь бессмертна и безгранична, и когда переживается в целостности, становится вечной. Исчезают химеры похоти, болезни и зла, наведенные ветхозаветным Библом. Отверзается слух и с ним врата Непорочного Зачатия из слоновой кости. Распахиваются очи и созерцают Ave Sol, солнечную птицу, воспринимают Божество, проявляющееся в солнечных лучах.


[1] - Аурветад - амешаспент Целостности Бытия, единство всех добрых миров и живых существ.
[2] - Карапаны  - ритуальные жрецы.
[3] - Амеретад - амешаспент Бессмертия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *