Пирамида Чолулы

Величайшая трагедия Латинской Америки. Мексиканская голгофа


Содержание:

©Иоанн Соловьиногорский

Из книги «Золотое зеркало совести»

‘До сего дня Я не решалась говорить о величайшей
трагедии Латинской Америки. Не созрела Европа.
Не созрела земля в целом.

Чудовищная кровавая бойня всех времен, не сравнимая
даже с геноцидом катаров.

О, если бы не расправа над тамплиерами и их отцами
катарами! О, если бы не Колумб и Кортес! О, если бы
не убийство величайших из старцев… Зла на земле
поубавилось бы в сто, тысячу и миллион крат’.

Царица Небесная – Иоанну Богомилу

Духовность тольтекаэ´тла

Южную и Центральную Америку населяли десятки племен таинственного неземного происхождения. Радужные-золотые Мосты между небом и землей не переставали работать. Мексика была связана прямыми узами с созвеaздиями Белого Львa и Волос Бераники. О Свете тихий, тишайший Исихий!

Индейцы исповедали духовность тольтекаэ´тла – учение всеобщей доминанты Добра, Мира, Гармонии, Любви, согласно которому божества и люди составляли единое целое. Между землей и небом не было никакой разницы! Божества вочеловечивались, люди обоживались. Божества сходили в удел земной, а земно-родные посещали небесные обители. Тольтеки владели 714 ключами удержания земли в свете мира, доброты, гармонии и любви и хранили живую память о божествах.

Это было время земной богоцивилизации, не имевшей аналога в Европе последних тысячелетий.

Чолула считалась духовным центром мира наряду с пятью другими центрами древней цивилизации: Вавилоном, Египтом, Китаем, Индией и Андами. Название священного города, живущего по уставам доброго универсума Атлантиды, произносилось с величайшим трепетом.

Чолулу с ее самой крупной на земле пирамидой можно назвать североамериканским Золотым веком. Пирамида свидетельствовала о присутствии добрых Отца и Матери: их священноусыпальница и одновременно престол. Являла мост, по которому добрые боги ацтеков сходили на землю и устрояли дивную атмосферу мира между людьми.

Мудрейшие старцы хранили в ней золотые ключи небесного происхождения, таинственные предметы и свитки о добрых богах и богинях, некогда посещавших священный город.

Особой любовью пользовалась у добрых племен Дева-мать Тонанцин. Чолула была надышана ее премудростью, любовью, добротой и миром. Тонанцин являлась по праздникам, говорила детям, старикам. Предотвращала морские катастрофы… В Чолуле обретали мир странники земные, уставшие от меча, гонений, клеветы, бездомности и нищеты. Здесь не было ни денег, ни оружия.

Посещение величайшей в мире пирамиды, построенной с помощью Белых корабелов, увенчивалось бессмертием и совершенным обо́жением. Кто восходил по ступеням пирамиды, получал наивысшее посвящение. Взойти на вершину Великой Пирамиды Чолулы считалось равным посещению одного из божественных миров.

Пирамиды на территории Южной Америки служили основным опознавательным знаком Земли и накопляли неслыханную силу Кшатры, божественной доброты. Отпугивали злых духов и упырей с темных планет.

Именно пирамиды мешали римским злодеям и Поганой Нечисти осуществить их планы по захвату континента. ‘Разрушим пирамиды, – рассуждали красные шапочки в Риме, – и туземцы сдадутся’.

¡Juntos venceremos! Вместе победим!

Тамплиеры владели картой мира задолго до католиков. Еще во времена расцвета о´рдена отряжали флотилии и посещали грады и порты Америки. Паломничество в Чолулу считали великой честью.

Какие это были встречи! Братьями называли друг друга тамплиеры и тольтеки. ‘У вас Царица Небесная – и у нас Тонанцин Царица Небесная! Вы´ ходите под ее небом – и мы´ не отводим от нее взора. Вы слушаете с трепетом ее послания – и мы питаемся ее светом. Для вас и для нас Она – источник вдохновения, силы и вод вечных’.

‘Расскажите о Ней подробнее’, – просили тольтеки, и тамплиеры описывали свою Небесную Госпожу, морскую Адмиралтессу. Американские братья восхищались: ‘Ваша богиня – та же Тонанцин, только под другим именем и в другой культуре!’ Старцы племени и магистры тамплиеров ликовали.

Тольтеки щедро делились великими тайнами, открытыми им, и тамплиеры увозили ларцы священных даров.

‘Добрые люди! – восклицали тольтеки. – Надо же, в сердце земли (так они называли Европу) живут не познавшие зла’.

‘Добрые люди! – говорили тамплиеры. – В центре западного континента обитают те, кого зло не коснулось! Эта земля должна стать центром мира и привить остальное человечество своей высочайшей премудростью Золотого века’.

‘Вместе мы непобедимы, – братались те и другие. – ¡Juntos venceremos!’

Время преходящего торжества Драконихи

Дракониха пронюхала про братский союз двух земных цивилизаций – катаров в лице их наследников тамплиеров и тольтеков – и пришла в ужас. Ей с ее темными воинствами придется покинуть землю! Тонанцин, великая своей добротой и властью Кшатры, одержит над ней верх. Ситуация сказывается не в пользу дьяволицы!

Почуяв вкус крови (геноцид добрых людей в Европе), дракониха решила перекинуться на Америку и подчинить весь мир. Поганейшая из мразей, ядовитая тысячеголовая Змея простерла свою дрянную колесницу темных очей на новый континент. То было время ее преходящего торжества.

Прознав про визиты тамплиеров в Америку, телохранители папы и римские телепаты-колдуны забили тревогу. На карту поставлено мировое владычество. Рушатся их планы по завоеванию мира! Рим озверел. ‘Так вот где укрылись добрые люди, поганые язычники! – точили злые лясы инквизиторы. – Они заслужили, чтобы поступить с ними как с предателями веры храмовниками!’

Волки в овечьей шкуре предпринимают стратегический ход – уничтожить духовность Американского континента и насадить неоиеговистское христианство. Сама Дракониха явилась на летающей тарелке в сопровождении двадцати НЛО в Рим и открыла понтифику план завоевания земли силой торжествующего зла, дающего власть над двуногими недоносками, как она назвала землян.

‘Святые рептилоиды несут земнородным благо, которого те в силу своей низкой эволюционной ступени не способны понять. С ними надлежит поступать самым жестоким образом, наступая на их слабое место: совесть, доброту, послушание, страх и пр. инстинкты, присущие рабам.

Необходимо склонить землю к рептилизации в ключе ануннаков, – настаивала Черная Мэри. – Если не захотят подчиниться добровольно, завоюем их силой’.

Папские агенты доносили: в Чолуле – центр американской духовности. Благодаря своим шпионам Рим владел местоположением городов, посещенных тамплиерами в Мексике. Города эти подлежали полному уничтожению.

Экспедиция Эрнана Кортеса была снаряжена с единственной целью: расправа над Америкой. Бандиты, пьяная чернь, продажная челядь, собранная по европейским трущобам. Запасов оружия и пороха у них было достаточно, чтобы превратить все добрые земли в выжженную пустыню.

По пути к великому городу Теночтитлану Кортес якобы получил приглашение от собора старейшин Чолулы. Его готовы были встретить как помазанника с великими почестями. О настроениях старцев Кортес узнал от своей рабыни-советницы хитроумной Малинче, дочери предводителя племени науа. Малинче обладала знаниями тольтеков и майя, а также владела языками нескольких индейских племен. Агентесса конкистадоров проведала, что в 1519 году должно исполниться пророчество тольтеков: в Мексику прибудет великий помазанник, осиянный божественным светом девственный рыцарь.

Хитрющая Малинче придумала коварный план. Почему бы Кортесу – злодею и авантюристу, конечная цель которого захватить для римского престола огромную мексиканскую территорию – не выдать себя за посланника Премудрости?

Малинче сумела внушить примитивному и жадному конкистадору наглость, позволившую выдать себя за магистра тамплиерского ордена.

В течение нескольких недель Кортес готовился к ‘почетной миссии’ духовного авантюриста. Кровавый злодей, на совести которого были тысячи невинно убиенных, должен притвориться тамплиерским посвященным, строителем Храма мира. Он станет для индейцев светоносным ангелом, послом светлой Европы. И когда удастся заморочить головы местным жителям, нападет на них и уничтожит до одного. Таков был план, задуманный Кортесом и Малинче.

Вначале всё складывалось как предполагала мексиканка-авантюристка. Кортеса и его кортеж приняли в Чолуле с почестями. Перед ним буквально расстилали ковры и делали несчетные подарки из золота.

На третий день после встречи делегацию европейцев пригласили на беседу. Старцев интересовала духовность Белых корабелов, за которых они приняли эскадру конкистадоров, и они задавали много вопросов. В центре беседы стоял вопрос о роли Матери Небесной.

Кортес изворачивался как мог, прибегал к помощи двух ассистентов. Но схоластические аргументы богословов не производили впечатления на тольтекских мистиков.

‘Как часто, – спрашивали старцы, – является Европейская Мать и что говорит?’

Ответ разочаровывал добрых туземцев: говорит, мол, преимущественно о римской церкви и призывает повторять 150 раз одну молитву (ритуальная магия).

‘Является ли ваша Небесная Госпожа матерью всех добрых людей на земле и в божественной ойкумене?’

Следовал богословский ответ: она мать только Иисуса Христа, сына божия.

‘Является ли вам тот, которого вы называете богом и сыном божиим?’

‘Ему нет нужды являться видимо, поскольку есть его наместник на земле. Служить папе – служить богу нашему Христу в послушании у его Святой Церкви’.

‘Как вы обращаетесь с усопшими? Достойно ли хороните? Какими почестями препровождаете покойников?’

‘Отправляем отпевальный обряд’ – звучало в ответ…

Старцы только пожимали плечами. В культуре тольтеков Тонанцин прежде рождала души на небесах, после чего назначала им земных родителей и уделы. По прошествии земных сроков принимала своих детей в вечности.

‘Наша добрая Мать в отличие от вашей Церковницы никогда не оставляет нас. Не различает между стоящим выше и ниже. Начинающие для нее не менее дороги, чем совершенные. Всех именует своими детьми, одинаково любит и являет свое бескрайнее запредельное милосердие. От нее учимся мы любви, состраданию и бескрайней милости.

Тонанцин дает нам золотые ключи победы над злом, смертью, лукавством, похотью и прочими низшими страстями. Ей обязаны мы жизнью, и имя ее не сходит с наших уст. Ее участие в судьбах мира благодатно и обязательно, – утверждали старцы. – Ваши предшественники, белые рыцари-корабелы, в неописуемом восторге описывали европейскую Тонанцин, что в свою очередь вызывало великую радость в наших сердцах. Люди разной крови, культуры и духовности, мы становимся братьями, исповедуя Тонанцин и Божию Матерь сестрами-богинями. Их учение не различается. Обе хотят только одного – мира между своими детьми, между культурами, между всем творением божиим на земле и в тысячах других миров’.

Кортес, слыша подобные речи, скрежетал зубами.

Вопросы продолжались. ‘Соблюдаете ли вы обеты неубийства добрых людей, животных, птиц и растений? Храните ли святую память о добрых покойниках?..’

Ответы следовали один другого неудовлетворительнее… Старцы молча покинули место диспута.

‘Мракобесие, – заключили тольтеки о римской религии. – Какая варварская цивилизация пожаловала к нам в гости! Сколько злобы на лицах! Эти воины нисколько не похожи на доблестных рыцарей-храмовников. Единственное сходство – судно. Добрые друзья посещали нас с дорогими подарками, умилившими наши сердца. От этих же паломников мы не получили ничего кроме холодной настороженности’.

Доброжелательные туземцы, воспринимавшие гостей как посланников с неба, были на сей раз крайне напряжены. Будучи феноменально проницательными, их старцы могли читать внутреннее человека. Эрнан Кортес привел их в ужас. Старцам было открыто: в трюмах конкистадорской эскадры – арсенал смертоносного оружия.

Кортесу было заявлено:

‘Господин, вы рассадник зла. Вам нечего делать в наших краях. Наши боги не позволят вам селиться в священных землях Чолулы. Убирайтесь подобру-поздорову, чтобы не вызвать их гнев. Наши старцы видят тьму злых духов и ядовитых созданий на вас. ВЫ НЕ ТЕ, ЗА КОГО СЕБЯ ВЫДАЕТЕ. Ступайте прочь!’

Взбешенный, вне себя от злобы, Кортес по возвращении избил Малинче, обвинив в срыве его миссии. ‘Следовало не вступать в богословские диспуты, не изображать из себя ‘помазанника с неба’, а сразу начать охоту на язычников согласно римскому плану!’

Заподозрив что его жизнь в опасности (убийца, разумеется, сам полон страха за свою жизнь), Кортес не стал медлить. На следующее утро центральная площадь Чолулы была залита кровью добрых людей…

Огнестрельное оружие вызвало у тольтеков ужас. Матери, дети, старцы на коленях простирали руки к добрым богам и просили прощения у Царицы Небесной… Индейцев убивали тысячами. Тут же на месте убийства сжигали тела, чтобы скрыть следы преступления…

Ни в чем не виновные, бесконечно добрые и милосердные люди ушли в вечность с просветленными улыбками на лицах, нисколько не восставая на своих убийц. По убеждению тольтеков, мученичество от злодеев только приблизило их к Тольтекаэтлу – небесному раю, с которого спускалась к ним Тонанцин. Претерпев, они обрели уделы столь светлые и блаженные, что не могли и предполагать.

Кровавая расправа в Чолуле повергла Америку в шок. Где были добрые мексиканские покровители? Где великая мать-заступница Тонанцин? Почему попущено подобное зло?..

Чолула превратилась в пустыню. Жители десятилетиями находились как в парализующем сне. С ними можно было делать все что угодно…

У архетипа свой счет времени и расклад событий

18 октября 1519 года католическая церковь запятнала себя вечным проклятием. Прошло ровно 500 лет – и ни слова правды. Индейцы по-прежнему представлены дикарями, а злодей гомосексуалист Эрнан Кортес – апостолом католической веры.

Сегодня Чолула застроена католическими церквями. По указанию епископов храмы ставили на местах массовой резни, а также на фундаментах храмов тогдашних добрых людей. Самая высокая в мире пирамида, над которой стоял мост, сочетающий в одно божеств и людей, погребена под землей. Забвению преданы закланные конкистаторами и инквизиторами миллионы жертв, равно и древняя премудрость, которой они обладали.

Пришло время суда над злодеями! Внешне торжествуют и якобы ничего не боятся, но Премудрость древних учит о круговертях архетипа, об эонах как периодическом возвращении на землю всего лучшего, что было на ней. У архетипа свой счет времени и расклад событий. Будем полагать, что худшее миновало и вернется лучшее.

Архетип Южной Америки – океанический, великий, премилосердный, незлопамятный – напрямую связан с добрым Промыслом.

Что произойдет, когда архетип добрейших индейских деспозинов, ведущих происхождение от Атлантиды, великих старцев, посвященных Тонанцин старейшин, наставников, предводителей племен накатает волной Духа Всеблагого?

Злодеям придется несладко. Будут держать ответ за каждую душу, убиенную ими – невинного младенца, окровавленную мать, жесточайшим образом запытанного старика.

В какой ужас придут надменные черные рыцари! Это будет воистину страшный суд над ними. Но не Ярое Око, не их злобный Христос-инквизитор – Добрый Бог придет судить их со своим несчетным воинством богатырей. И суд будет справедлив по самым высшим меркам. Не позавидуешь злодеям – столь тяжкий удел их ожидает в вечности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *