Пирамида Чолулы

Теночтитлан. Шесть универсальных принципов Золотого века


Содержание:

©Иоанн Соловьиногорский

Из книги «Золотое зеркало совести»

Двенадцать ангелов развернули над небом Теночтитлана преблагоуханный пергамент. На нем буквами и картинками были начертаны шесть универсальных принципов идеальной цивилизации.

Образование

Фундаментальным принципом цивилизации Золотого века американские старцы полагали образование. Но не как заполнение рептилоидного мозга битами информации, предвзятой исторической хроникой или изучение отдельных предметов. Ни в коем случае!

Образование – генерирование правильных образов. Тольтеку вменялось войти в образ совершенного праведника и бессмертного, увенчанного победителя. Такова конечная цель образования, без которой оно неполно и жалко.

Образование происхождением от добрых богов. Гуманоиды хотят видеть земнородных тупоголовыми лохами и заведомо презирают. Божества, напротив, желают их образовывать. Не лепили, не творили человека, а вообразили, и образ стал реальностью! Образование есть возвращение воображения как божественного происхождения.

Обучение у тольтеков начиналось в раннем возрасте с послушания у добрых родителей и старцев. С трех-четырех лет дети наряду со взрослыми и престарелыми посещали школу великих старцев. Старцы не уставали наставлять в премудрости, принимать исповедь и путеводить каждого из чад. Уроки заканчивались песнопениями, хороводами и радениями.

В духовных школах постигается:
язык божеств –
      наивысших блаженств.
Язык универсума,
     обывателям неизвестного.
Язык животных, птиц, растений и деревьев –
     архетипический древний!

Древние знания передавались из уст в уста. Старцы читали духовным зрением по мистическим свиткам 845 уставов Доброго Универсума и преподносили золотые ключи к их творению.

Священные уставы Арты идентичны для всех культур. Свитки ее хранились в ларцах в ацтекских, египетских, индийских, китайских пирамидах и шумерских зиккуратах… Не могло быть никаких отклонений, толковательных талмудов или попыток по-своему интерпретировать безусловный, не подлежащий ни малейшему сомнению устав Универсума.

Взятым напрямую из кладовых Арты Вахишты принципам нет цены! Отступление от них гибельно, поскольку НЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ ДОБРУ, кроме зла. Нет противоположного свету, кроме тьмы. Нет противоположного любви, кроме ненависти. Нечего противопоставить бескорыстному служению и бессребреничеству, кроме жадности, стяжательства и жалкого паразитизма.

Принципы Арты Вахишты неизменны и непреложны,
исходящие от наших Добрейших Добропапочки
и Добромамочки Божиих,
Добрых – добрее некуда!
И от них – светоносное доброе пастырство мелхиседеково.

После изучения грамоты следовал курс священной истории. Затем полугодовой период усвоения моральных архетипов, становления высокой безупречной совести, способной различать добрые и злые поступки. После чего изучались добрые науки – физиология человека, биология, физика, астрономия, градостроительство, сельское хозяйство, кораблестроение… Далее следовал курс искусств: поэзия, музыка, танцы.

Каждый из учеников выбирал для себя ремесло и профессию. Не исключалось овладевание несколькими ремеслами. Практика ме´льпы, к примеру, наставляла, как в течение четырех месяцев обработать участок земли в 20х40 метров (8 соток), чтобы вырастить достаточно продуктов для питания семьи в течение года, а прочее время заниматься высокими науками, искусствами и философией.

Завершалось обучение тайнозрительными науками общения с добрыми мирами.

Избранные ученики становились рыцарями и восходили на ступень старческого посвящения, на которой постигали наивысшие тайны Премудрости, передаваемые из уст в уста. Занятия переносились из школ в пирамиды, где старцы уединялись с учениками на длительный период, порой на год и более. Возвращались совершенными, осиянными в световых телах.

Образование было всеобщим, государственным, бесплатным и обязательным. Каждый из тольтеков считал себя пожизненным учеником. Даже старцы носили титул ученика Доброго Бога. Того, кто мнил себя познавшим полноту истины, отправляли в отставку. Учитель должен быть учеником, а ученик – потенциальным учителем.

Биофильные парадигмы и науки

В школах старцев знания четко разграничивались. Приветствовались только биофильные (влюбленные в жизнь) парадигмы и науки – те, что радовали глаз и несли свет и жизнь человеку. Некрофилические модели (разрушительные, деструктивные) отрицались, какими бы с виду притягательными ни казались.

Сегодня гуманоиды, летучие мыши темных миров, в полную силу демонстрируют военные и медицинские технологии. Раннесредневековые американские индейцы напрочь отвергали технократию. Боже упаси, говорили старцы. Соблазн! Вроде бы несет человеку исцеление и жизнь, а последствия катастрофичны и гибельны.

В Цем-Анауак высочайшим образом была развита народная медицина. Каждый тольтек великолепно владел наукой врачевания ран, ключами исцеления больных людей.

Разделение биофильных и некрофильных моделей отличает высокие цивилизации от деградировавших. К последним следует отнести, к примеру, первое и второе небо. Первое – фарисейский рай – некрополь мертвых богов, мертвых икон, мертвых святынь. Второе – гуманоидный космос, откуда происхождением современные эзотерические практики: йога, рейки, ченнелинг, астральные выходы, контакты с НЛО.

Технократия несет распад, – учили старцы и не позволяли гуманоидам приближаться к территории Америки.

Отрицая технологии зла, изобилующие в современном технократическом градостроительном мире, индейцы строили города величайшей красоты и совершенства, какое не мерещилось ни Нью-Йорку, ни Барселоне, ни Киеву, ни даже Вавилону!

Столица ацтеков Теночтитла´н блистала дивными шедеврами архитектуры и живописи. В прямом смысле текли молочные реки и кисельные берега. Золотые храмы, набережные, украшенные драгоценными камнями. Неописуемой красоты статуи и сады.

Кортес, увидев издалека Теночтитлан, упал в обморок и едва не сошел с ума, поскольку его задачей было не восхищаться красотами древней цивилизации, а уничтожить ее, окатоличить ‘варваров’ и принести звериные иеговистские печати на землю людей добрых и чистых.

Ватиканская Волчица – врать отменная мастерица. И поход католических кровавых палачей (якобы открытие Америки) не исключение. В действительности ка´ты пронюхали звериным чутьем, что у ацтеков глубокий кризис и разлад, и смекнули: самое время поработить Америку, сделать ее католической колонией. С этой целью и был послан в смутные для индейцев времена Кортес со своими вооруженными до зубов пиратами.

Вдали показался шедевр американской Гипербореи
урбанистический Тено-чти-тлан –
наследие европейских катаров, славян и добрян.
Золотые мосты, тротуары, за´мки из золота и сапфиров.
Символ Теночтитлана – орфеева лира!

Доброму Промыслу народы покорны
В чести не Аристотель с Платоном, а Орфей с Пифагором.

Вечный Город на столпах Премудрости Софии Пронойи
окружен виноградными садами и рощами секвойи.

Здесь нет ни виноватых, ни правых –
цивилизация сочетанных в одно Цем-Анаук!

Отсутствие денежного оборота и частной собственности

Третья отличительная черта цивилизации бессмертных, какой была Цем-Анауак – отсутствие денежного оборота и частной собственности, влекущих хитрость, эксплуатацию других и паразитизм. Ничто привнесенное от гуманоидов не могло иметь здесь места!

Старцы понимали: Земля окружена плотным слоем надмирного зла и ставили народу щит против искушений. Мудростью обладали такой, что и не снилась европейским декартам и спинозам, погрязшим в логических аристотелевских формулах и рациональных формах познания. Взгляды тольтекских мудрецов простирались в межгалактические глубины. Старцы знали тайны армагеддона и как рыцари стояли против мирового зла, наставляя в этом своих учеников.

Вместо денег существовал рыночный обмен. Тайна индейского бартера: не столько адекватный мен продуктов (их цена определялась старцами), сколько знакомство и щедрость, проявленная при обмене. Тольтеки читали в духе, и если кто щедро одарял другого, через минуту сам был осыпан щедротами с головы до ног.

Не расчетливый торг, не баш на баш, а мироточение сердец! Люди научались бескорыстно взирать друг на друга и отдавать последнее, зная, что Добрый Отец пошлет им вдесятеро больше.

– Брат, возьми всё что у меня есть! Ради тебя я не то что кукурузу – жизнь положу!ֹ

Крестьяне ждали часа, когда откроется воскресный рынок, где происходило много знакомств, братаний. Случалось, торговец приносил на рынок корзину фруктов, а возвращался с горой даров (домашняя птица и другое).

После каждого рыночного дня индейцы становились добрее, чище и лучше. Рынок превращался в храм! Как бы и нам вернуться к подобному бартеру!

Никаких больше бирж, ипотек, монет и propiedad privada[1] .
Богородица Садовница райского сада!
Не расчетливый бартер,
а Ясна и Арта.

И дары тащит народ на рыночную сходку:
– Меняю хлеб на селедку!
– Я тебе ведро меда, а ты мне земли сотку.
– А я тебе молитву с иконкой!
– Дорогой брат, возьми последнее.
Ничего мне дороже провиденциального собеседника.
– Да я тебе сердце отдам, а не только гуакамо´ле [2]!
Здоровья тебе, брат, здоровья!

Народовластие

Четвертый принцип совершенной цивилизации – народовластие. Не демократия в современном кривом испорченном виде, а народное вече. Структура его была следующая: народ ↔ старцы ↔ выборная власть (шатра-варьи, добрые правители). Старцы посредовали между народом и властью. Идеи всегда исходили от людей. Старцы выслушивали их потребности и советовали вождям, как поступить. Те покорялись старцам. Таким образом власть была подчинена народу.

Споры и разногласия разрешали старцы, а не властные структуры типа судов и тюрем. Мудрые старцы всегда предусматривали врачевание особой силы добротою, полагая, что любая форма дурного поведения есть следствие пережитых шоков и неврозов.

Мирность

Пятая важнейшая характеристика светлой цивилизации Цем-Анауак – ее мирность.

При высочайших технических (не технократических) достижениях у тольтеков не было и речи о войнах. Старцы владели ключами, как победить до зубов вооруженную армию небесным светом, наработкой божественной силы любви. Ставили полный запрет на производство орудий зла. Оружие, войны, яды относили к числу некрофилических. То, что несет смерть и разрушение не должно иметь места!

Иегова благословил цивилизацию каинитов. Те первым делом изобрели оружие и принялись ковать мечи. Индейцы сознательно отказывались от оружия. Искали умножить кша´тру, божественную силу добра. Верили: ДОБРО ПОБЕЖДАЕТ ЗЛО. Когда доброта сияет как солнце, зло парализуется, не способно причинить ущерб и сдается.

Великое кредо подлинных миротворцев!

Всепроницающая духовность

Шестой принцип – всепроницающая духовность. Универсальная духовность была от начала положена в основу образования, ремесел, искусств, торговли, охватывала все сферы. Ничто не принималось во внимание вне духовности. Внешняя жизнь была лишь объективацией жизни духовной, полагаемой единственно истинной и первичной реальностью.

К примеру, поэты, ремесленники, правители прежде всего следовали духовным основам и искали совершенства, восходя по ступеням лестницы Универсума. Выпадение из духовности рассматривалось как тяжелое поражение, хотя бы человек достиг великой славы и успеха.

Изумительным был культ предков, преподносимый в духовных школах. Для тольтека ничего мертвого не существует. Живые божества, живые святые – старцы. Покойничков никто не отпевает и не препровождает в невесть какие усыпальницы и дольмены. Верят: усопшие остаются на земле, невидимо присутствуют, стучатся в наши дома. Они – живые божества, старшие братья.

Переход в иной мир рассматривался как более высокая ступень посвящения, которую не достичь курсами внутри ацтекских пирамид. Среднего уровня ученик старческой школы по переходе в вечность становится ступенью выше старца – так высоко чтили покойников! Те в свою очередь изливали океаны премудрости и любви на своих ‘младших братьев’, как называли они оставшихся в живых. И ждали долгожданной встречи с ними, братской вечери.

*

Закончу тем, с чего начал. С какой стати вашему покорному слуге явились шатра-варьи американского континента на озере Гурон? Должно быть с той же миссией, с какой катары призвали меня, русского, приехать в Испанию и написать непредвзятую историю катаризма.

Небо желает, чтобы от земли бесстрашно открыли глаза истине и градуляционным жезлом, определяющим характер мировых процессов, назначили время поражения зла и возвращения на землю светлой доброй эпохи всеобщего процветания, мира и радости.

Так происходит в мировой истории. Добрые божества посещают землю – и образуется светлая солнечная цивилизация. Сварогово утро сменяется Солнцем Минне в Зените. Затем закат, сумерки, времена мрака, тяжелая Ночь Сварога. Среди нее – молитвенные воззвания: ‘Сторож, сторож, сколько ночи? Когда же рассвет?’

Наконец, брызжут первые лучи утренней зари, раздаются радостные молитвы. И наши дорогие братья-христоверы, потненькие после радения, в белых косоворотках радостно выбегают из домов, обнимаются и восторженно восклицают:

Слава Царице Небесной! Добрые времена!
Зло побеждено!
Ура!


[1] - Propiedad privada (исп.) – частная собственность.
[2] - Гуакамоле – ацтекский соус из авокадо и помидоров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *