Зинаида Гиппиус

Дитя любви

©Иоанн Соловьиногорский

1 〈 Зинаида Гиппиус (1869 — 1945) — Русская поэтесса и писательница, драматург и литературный критик, одна из видных представительниц Серебряного века. Гиппиус, составившая с Д. С. Мережковским один из самых оригинальных и творчески продуктивных супружеских союзов в истории литературы, считается идеологом русского символизма. 〉

2 Зинаида Николаевна привлекает как собеседница. Даже сегодня, в XXI веке, впечатление такое, что не мемуары пишет, не стихи, не повести или романы… а собеседует, святой водой окропляет внутренняя.

3 Три составляющих у истинного философа, писателя, у всякого так или иначе мыслящего человека – духовная (1), человеческая (2) и профессиональная (3).

4 Свидетельство писателя перед Всевышним, перед небом, перед собственной совестью, перед ближними, перед отечеством неотрывно от его трудов. Напрасно рассматривают его как бы особняком, в аспекте чисто литературном, падений и взлетов творческого пути. С моей точки зрения, писатель определяется прежде всего печатью помазания, истинностью духа.
В этом Зинаида Николаевна абсолютно превосходит всевозможных современников, блистательно ею описанных – Блока, Брюсова, Волошина, Бердяева, Бунина, Шмелева… Ее религиозный инстинкт великолепен. Ее интуиция и способность проникновения в человека равновелика проникновениям в божественный мир.
Ее извечная, ставшая притчей аналитическая писательская лорнетка – по близорукому равнодушная, рассеянная, заинтересованно всматривающаяся в собеседника – всего лишь внешнее выражение некой тайнописной особенности души, некое божественное сопричастие, таинственное обожание.

5 Зинаида Николаевна – дитя любви. Их отношения с Мережковским больше чем литературно-профессиональные. Они вовсе не ‘два писателя за столиком в гостиной’ или во французском ресторане, где для пары литературных грандов всегда были зарезервированы места.

6 Пишет другу своему Дмитрию Философову: ‘Не могу тебя любить, как Дмитрия Сергеевича…’ Ее умные рассуждения, раздражительные пассажи, тонкие замечания – нечто второстепенное, стираемое. Речь шла о бoльшей степени любви. Да-да… миннэ в вуали ‘прекрасной дамы’ Соловьева-Блока или в образе, в котором ее способна воспринять сама Зинаида Николаевна.

7 Честь ей и слава за то, что она близка к истинному духу в поисках Божества! Верна Христу, но ориентирована на завет Святого Духа.
Таков пневматологический (духовный) аспект обязателен, на мой взгляд, для писателя. Насколько размыт он в других! Блок, Бунин, Бердяев остались в диапазоне между равнодушием и метанием. Духовная слабость, не выраженная пневматологичность…

8 Личность писателя предшествует его трудам. Романы, дневники, мемуары, записки, стихотворения – некая ‘вода благословения’, вытекающая из внутренних кладезей. Но следует наработать в них святое мирро, и должно быть благословение Всевышнего. А иначе – грош цена писаниям.

9 Важна гармония печати духа на челе (помазания, особого рода призвания к высшим целям), человеческого свидетельства (наедине, перед лицом Всевышнего) и только потом – качеств профессионального писателя (его мастерство, способность блистательно выражать мысль, оставаясь простым и доступным).
В этом смысле Зинаида Гиппиус представляет собой цельный сплав достаточно выразительной аутентичной духовности, яркой личной запечатленности и высокого профессионализма, что и определяет ей особое место в русской литературе.

p.s.

Последнее

© Зинаида Гиппиус

10 Порой всему, как дети, люди рады
И в легкости своей живут веселой.
О, пусть они смеются! Нет отрады
Смотреть во тьму души моей тяжелой.

11 Я не нарушу радости мгновенной,
Я не открою им дверей сознанья,
И ныне, в гордости моей смиренной,
Даю обет великого молчанья.

12 В безмолвьи прохожу я мимо, мимо,
Закрыв лицо, — в неузнанные дали,
Куда ведут меня неумолимо
Жестокие и смелые печали.

50
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *