Древние учения под углом зрения Л.Н. Толстого



©Иоанн Соловьиногорский

Браманизм (учение Кришны)

1 Видя многие космологические и исторические основания, не соглашаясь с картиной сотворения мира, чудесами (вера в которые чужда оригинальному Толстому), искусственной периодизацией, принципом организации индусских каст, безнравственным с его точки зрения, Лев Николаевич пишет по-английски в одном из писем:

5 февраля 1907 г.:

2 ‘Основная метафизическая идея Кришны понятна: основу всего существующего составляет всеобщая любовь. Если души исходят из нее, она развивается в правильном направлении. Таково основание религии Кришны, да и прочих мировых религий’.

3 Толстой тем самым ставит браманизм на гораздо более высокое место, чем иудаизм – религиозное учение, с т.зр. Льва Николаевича, подвергшееся наихудшим извращениям и наростам.

закладка | к содержанию ↑

Буддизм

4 Процитирую великолепное учение Будды устами Толстого.

Дневник 13 февраля 1907 г.:

5 ‘Учение свое Сиддхартха проповедовал народу в десяти заповедях:

  1. Не убивай, береги жизнь всего живого, и Премудрость сохранит твою жизнь, в конечном счете.
  2. Не кради, не грабь, не отнимай у людей произведения их труда
  3. Будь целомудренным в мыслях и в жизни.
  4. Не лги. Всегда бесстрашно говори правду, но желательно полюбовно.
  5. Не осуждай, не говори дурного о людях, а если кто говорит дурное, старайся не замечать.
  6. Не клянись.
  7. Не трать времени на пустые речи. Не говори – делай или молчи.
  8. Не корыстолюбствуй, не завидуй, радуйся не столько своему благу, сколько благу и достижениям ближнего.
  9. Очищай сердце от злобы, чтобы никого не ненавидеть, но любить всех, (не теряя при этом трезвения – добавляет Лев Николаевич).
  10. Старайся понять конечную истину и по мере сил жить ею одною, отбрасывая все прочее как побочное и не ведущее к цели бытия’.

6 Из всех заповедей буддизма особенно близки Льву Николаевичу следующие пять: не убивать умышленно никакое существо; не присваивать того, что считается собственностью других; не предаваться похоти ни под каким видом; не лгать ни себе, ни ближним; не одурманивать себя одуряющими напитками, наркотиками, воскурениями и пр.

7 Толстой в полном восторге. Завершает исследование заповедей буддизма следующими словами: ‘Невольно диву даешься, когда думаешь, какая огромная перемена в жизни человечества наступила бы, если бы люди следовали этим заповедям!’

8 Замечание Толстого о борьбе с грехами:

Из дневника 20 декабря 1900 г.:

9 ‘Буддисты приводят пять главных грехов, с которыми необходима борьба: сладострастие, злоба, лень, гордость, безверие. И указывают на прямые средства против них: воздержание, кротость, трудолюбие, смирение, вера’.

10 Льва Николаевича привлекает буддийская нирвана. В ней видит не столько отрешенность от мира, сколько привхождение дыхания новой, неизвестной, непонятной еще современникам жизни.

А.Фету (январь 1872 г.):

11 ‘Друг мой, не надо смеяться над нирваной и тем более сердиться. Что касается меня, я чувствую, нирвана гораздо интереснее, чем многие концепции жизни других философов. Я согласен, что за ней стоит нечто новое и священное. А отрицает нирвана как раз то, что должно быть пройдено и минуемо. Тем самым я стою за одно – за религиозное уважение к священной нирване, а не ужас перед ней’.

12 Жемчужина буддизма в том, чтобы дойти до полного самоотречения и избежать круга возвращения в жизнь после смерти – сансары.

закладка | к содержанию ↑

Даосизм (учение Лао-Цзы)

13 Мысли Льва Николаевича о даосизме не менее оригинальны, чем учение самого Лао-Цзы: ‘Бог, о котором можно говорить словами, не есть Бог вечный. И имя, которое можно назвать словами, не есть вечное’.

Из черновых набросков, 28 августа 1891 г.:

14 ‘О Нем можно сказать: без имени, начало неба и земли и конечная его цель. А ТО, ЧТО С ИМЕНЕМ, ТО ЕСТЬ МАТЬ ВСЕГО МИРА’.

15 Лев Николаевич невольно или парадоксально говорит о богоматеринском аспекте Божества – причем, достаточно развернуто, судя по черновым наброскам, не вошедшим в собрание сочинений.

16 ‘Нам это божественное существо представляется как Мать мира. Не знаю его имени (а имен этих как минимум полторы тысячи (!), скажем в скобках). Но чтобы дать ему имя, называю его Богом – богоматеринской ипостасью.

17 Человек подобен земле, земля подобна небу, небо подобно Богу, а Бог подобен сам себе’ – по-философски абстрактно рассуждает Лев Николаевич в тех же черновых набросках, начиная по-славянски с Матушки Земли, несущей на себе печати Вышнего Отца и тем самым богоматеринскую ипостась.

18 Гениальны выводы Толстого из даосизма:

19 ‘Восхваление мудрецов производит споры. Высокая оценка того, что достигается с легкостью, ведет к воровству. Провоцирование похоти производит смуту в народе.

20 Но время от времени в мир приходят святые правители. Освобождают свое сердце от желания, уничтожают свою волю, укрепляют силу тела и правят с помощью универсальных законов любви, добра и всеобщего блага. И водворяется мир и всеобщее счастье в их странах и, по мере распространения их учения, на земле’.

закладка | к содержанию ↑

Конфуцианство

21 Учение Конфуция, глубоко изученное Львом Николаевичем, сводится к концепции следующей духовной лестницы:

Из дневника 12 ноября 1900 г.:

22 ‘Истинно великое учение предполагает восхождение людей к наивысшему благу, обновление их природы и постоянное пребывание в этом высоком состоянии.

23 Чтобы достичь высокого блага, необходимо, чтобы, прежде всего, было благоустройство во всем народе, для чего важно благоустройство, т.е. закон добра, действующий в пределах семьи, для чего прежде должен отец семейства благоустроиться в себе самом, что предполагает исправление в сердце: ‘Где будет сокровище ваше, там и сердце ваше’. А чтобы исправилось сердце, важна сознательность и ясность целей и мыслей, для чего необходима высшая степень абсолютного знания, опять же, обращающая человека во внутренняя’.

24 Иначе, начинать надо с изучения самого себя, c метанойи – глубинной работы над собой с целью благоустроения внутреннего человека, налаживания внутренней мировой оси, внутренней орфеевой лиры. После чего обретенная жемчужина начинает сиять в окружающих и во всем прочем мире!

Некоторые сентенции Конфуция, приведенные в дневниках (1886 г.)..

25 Конфуция спрашивают: ‘Как служить духам умерших?’ Ответ: ‘Когда вы не умеете служить живым, как будете служить мертвым?’

26 Спросили о смерти. – ‘Когда не знаете жизни, что спрашиваете о смерти?’

27 ‘Знают ли мертвые о нашем служении им?’ – ‘Если бы сказал, что знают, живые погубили бы свою жизнь, служа. Если бы сказал, что не знают, забыли бы о них совсем. Зачем вам знать о том, что знают мертвые? Узнаете в свое время’.

28 ‘Как избавиться от воровства, учитель?’ – ‘Если бы вы сами не были жадны, вы платили бы им деньги, и люди перестали бы воровать’.

29 ‘Хорошо ли для блага добрых убивать дурных?’

30 ‘Зачем убивать? – отвечает Конфуций. – Были бы ваши желания внутренне добры. Высшее как ветер, а низшее как трава. Ветер дует, трава гнется. Вопрос в одном: кого и что считать высшим’.

31 Под высшим, безусловно, понимается уважение к доброму. Под низшим – оправдание злого и провокация его при помощи сделок с собственной совестью, чей голос всегда подсказывает правду (в пользу доминанты добра над злом).

закладка | к содержанию ↑

Учение китайского мудреца Ми-Ти

32 Выделяя Конфуция и Лао-Цзы, Толстой особо останавливается на менее известном мудреце Ми-Ти. Его учение Лев Николаевич излагает следующим образом (п.6, 1910 г.):

33 ‘Людям надо внушать уважение не к силе, богатству, власти, храбрости, но единственно к любви.

34 Обычное воспитание сводятся к ценностям богатства, славы. О них только и заботятся, чтобы добыть как можно больше славы и богатства. А вы воспитывайте людей так, чтобы они выше всего считали любовь и в жизни своей приучали себя любви к людям. И все силы надо потратить на то, чтобы научиться любить, несмотря ни на какие противодействия и противостояния’.

35 Ученики Конфуция спорили с Ми-Ти. ‘Нельзя жить одной любовью’, – учил Мэн-Цзы, один из учеников, и китайцы, увы, послушали его…

36 Но, как пишет Лев Николаевич, по прошествии полу-тысячелетия пришел Христос и учил в духе Ми-Ти, но еще лучше, сильнее, яснее и понятнее.

37 Из неопубликованных черновиков: ‘Царство Божие внутри вас’ (1893 г.):

38 ‘Замечательно учение китайца Ми-Ти, который еще до Мэн-Цзы (оппонента в духовных спорах) предлагал китайскому правительству в открытую вместо системы насилия принять доктрину любви, вводя ее в воспитание детей и взрослых!

39 Всеобщее благо будет обеспечено именно путем ЛЮБВЕОБИЛИЯ И ПОДОБРЕНИЯ. Путь насилия приведет только к умножению зла, разложению и окончательной гибели’.

закладка | к содержанию ↑

Китайский учитель Чу-Хи

40 Еще в большей степени, чем учение Ми-Ти, Льва Толстого привлекает другой мудрец Чу-Хи.

Из черновых набросков 1891 г.:

41 Согласно древнекитайскому учителю Чу-Хи, люди – все без исключения – произошли от небесного Отца. Тем самым нет ни одного человека, в сердце которого не было бы заложено любви, добродетелей, правды, благодетельности и премудрости.

42 И хотя добро природно присутствует в людях от рождения, только редкие представители человечества способны его взрастить в себе до конца. Большинство не знают в себе добра и не способны его взрастить.

43 Зато люди, достигшие конечной цели, бывают совершенны. Им-то Отец Небесный дает власть над прочими, делает их вождями, учителями, лидерами людей из рода в род, повелевает управлять целыми народами. И когда такой светлый правитель встает во главе государства – водворяется всеобщее благоденствие.

закладка | к содержанию ↑

О религии иудаизма

44 Об иудаизме Толстой отзывается однозначно: самая искаженная религиозная вера (дневник, 6-9 января 1906 г.). Знаменатель ее – бесконечность, но в числителе можно найти что угодно – привнесенное и замещенное. Основной недостаток этой веры в том, что иудеи одних себя горделиво полагали избранным народом. Чувство исключительной любви только к одному народу не присуще доброму Божеству.

Об исламе

45 Исключительно интересно определение ислама. Кто вчитается в вышеприведенные записки, помирит христианство с исламом.

Из письма к Ольге Сергеевне Лебедевой, 4 сентября 1894 г.:

46 ‘Ислам надо понимать как протест против византийского ‘трехликого’ христианства’.

47 Тайна ислама: основан на апокрифических библейских и евангельских сказаниях. Эти сказания Лев Николаевич считает оригинальными. Иначе, большинство версий апокрифических евангелий, отвергнутых христианскими ‘вселенскими соборами’, перешли в ислам и таким образом стали достоянием человечества.

48 Оригинальное и уникальное наблюдение: тот, кто знаком с неканоническим сводом евангелий, диву дается тому, какая ничтожно малая часть афоризмов Христа вошла в традиционное евангелие! Не говоря о том, что большинство были искажены в сторону институциональных предпочтений, а иные – перевернуты на противоположное…

49 Толстому чужда идея Бога в трех лицах. Исламская концепция кажется ему более близкой к истине.

Из писем, 19 июня 1910 г.:

50 ‘Ислам, по моему мнению, содержит, как и все религии (брахманизм, буддизм, конфуцианство и другие), великие и вечные истины. Но, увы, и эту религию не минули суеверия, грубые извращения, обряды и обманы’.

51 Ислам глубоко интересовал Льва Николаевича. Не случайно многие считали его суфием со времен Кавказской войны.

закладка | к содержанию ↑

Перевод и исследование Евангелия

52 Учение Христа особенно заинтересовало Толстого. Во-первых, поскольку он родился в христианской стране и, во-вторых, автор поставил своей целью освободить христианство от нескончаемых искажений и фальсификаций, нанесенных его фарисейскими адептами.

53 Великий пытливый ум Толстого пытается обрести аутентичного Христа, для чего напрочь отрицает ‘иудейское вероучение’.

Четвертая глава Евангелия, 1881 г.:

54 ‘Скорее могут быть соединены 1-й том Свода законов и сочинение Прудона, чем Пятикнижие и Евангелие.

  1. В Евангелии запрещается убивать и более того – иметь зло против кого-нибудь. В Пятикнижии: убить, убить, убить… жен, детей, скот без зазрения совести.
  2. В Евангелии богатство – зло, в Пятикнижии – высшее благо и награда.
  3. В Евангелии – чистота телесная, воздержание от похоти: имей одну жену в благочестивой семье. В Пятикнижии – бери жен, сколько хочешь.
  4. В Евангелии: все люди – братья. В Пятикнижии – все враги, одни иудеи братья.
  5. В Евангелии никакого внешнего почитания. В Пятикнижии больше половины книг определяет подробности внешнего служения, детали культа и юридических, религиозных процессов, связанных наказанием отступников от предписанных строгих законов. И при этом (удивляется Толстой) евангельское учение считают дополнением и продолжением пятикнижия!’ (двенадцать восклицательных знаков!)

55 ‘Нельзя (приводит Толстой слова Христа) соединять старое учение, внешнее богопочитание, с моим новым учением о делах любви к ближнему. Соединять мое учение со старым, что отодрать лоскут от новой одежды и пришить на старую. И новую разорвешь и старую не починишь’.

56 ‘И весь народ удивлялся на это…’ – поскольку учение Христа было качественно отличным от учения правоверных законников.

57 Законники учили о необходимости повиноваться закону. Христос – о том, что люди свободны и должны повиноваться больше голосу совести и уставам Универсума.

Толкование Евангелия, 7 гл.:

58 ‘Закон Моисея версии первого пришествия не имеет ничего общего с законами нашего ДОБРОГО ОТЦА. Отсюда те, кто следует ему, далеки от нашего любящего Отца. Творят ложь и беззаконие. Я учу вас одному: исполнению доброй воли нашего Отца’.

59 ‘Отличие подлинного учения от ложного: в подлинном нет ни малейших противоречий.

60 Что может противоречить добру, если не зло? любви, если не ненависть? А ваш писаный закон Моисея исполнен тайных противоречий…

61 Ничего нельзя понять, все смешано. На одной странице добро именуется добром, на другой – смешивается со злом. И выходит, истину знает только местный раввин, к которому надо, как к мудрецу прийти на консультацию. А тот ткнет пальцем в Тору или приведет выразительный афоризм из Талмуда, убедив посетителя поступать явным образом противоположно тому, о чем учат законы добра и любви, и при этом ссылаясь на верховенство и авторитет закона для иудеев’.

62 Своим великим умом Лев Николаевич ищет крупицы истины, рассеянные в менее известных, но близких к истине учениях, имеющих сравнительно небольшое число последователей.

закладка | к содержанию ↑

Духоборы: люди 25-го столетия

Из письма 17 марта 1908 г. Парамонову:

63 ‘Посылаю Вам книгу о духоборах. Прошу и советую прочесть и вникнуть в то, как живут эти люди. И как надо и можно жить людям – спокойно, светло и радостно!’

Из письма к А.Ф. Мооду:

64 ‘История духоборов бесконечно интересна и значительна. Я думаю, она имеет большую перспективу в будущем и еще не открыта человечеству’.

Из письма к Черткову, 13 января 1897 г:

65 ‘Меня трогает и умиляет жизнь духоборов, ее внутреннее устройство и управление, исключающее какое-либо насилие. Я много уяснил, открыл и закрепил для себя. Ведь, если в целом возможно так жить при тех условиях, при которых они живут, отпадает нужда искать что-то другое, чего-то дожидаться, когда можно в прямом смысле научиться жить свято, чисто, братски, полюбовно, открыто и целомудренно’.

Из письма к П.А. Буланже 15 февраля 1899 г.:

66 ‘Вчера вернулся из Канады Бакунин (революционер). Весь под влиянием духоборов – необыкновенных людей 25-го столетия’.

67 Толстой пишет из Ясной Поляны своему другу Петру Веригину (2 января 1903 г.)

68 ‘Не увлекайтесь, милый друг, материальными успехами общины. Так ли важны ваши паровые молотилки, косилки и прочее? Важнее огонь духа, религиозное чувство. Вот основной капитал, из которого возникает и прочее благосостояние, в т.ч. материальное!

69 Не радуйтесь даже тому, что бесы повинуются вам. Ищите одного: СЛЕДОВАНИЯ ЗАКОНАМ ВЫСШЕГО УНИВЕРСУМА, чтобы имена ваши были достойно записаны на небесах. Ничего нет важнее, чем блюсти, оживлять и поддерживать подлинную духовность!’

70 Как только благодать великого Универсума любви и доброты входит во внутренняя, в общине водворяется мир, в т.ч. и материальное благоденствие для истинного блага всех.

закладка | к содержанию ↑

Движение Вильяма Ллойда Гаррисона

71 К сороковым годам XIX века в Америке возникает движение, предводительствуемое Вильямом Ллойдом Гаррисоном. Единомышленники оглашают свое исповедание, и Лев Николаевич находит его великолепным!

Из записных книжек 1907 г.:

72 ‘Отрицают человеческое правительство. ПОДЛИННЫЙ ЦАРЬ И ЗАКОНОДАТЕЛЬ – НАШ ДОБРЫЙ ОТЕЦ. Отечество, согласно Гаррисону, – все человечество. Соотечественники – люди, населяющие Землю. Народам не должно ни защищать себя от внешних врагов, ни нападать самим, но жить в мире.

73 Так же и жизнь отдельных лиц и личных отношений: не хорошо ни нападать на других, ни защищать силой’.

74 Гаррисон отрицает церковное учение о божественном происхождении государств и существующих властей – сколь же нелепо, сколь и кощунственно! Стоящие у власти никогда не действовали в духе учения и по примеру Христа – и потому упраздняются, как не соответствующие духовным универсальным началам.

75 Войны, как наступательные, так и оборонительные, а также приготовления к ним: постоянная армия, военное начальство, присвоение званий, общая воинская повинность – нехристианские и беззаконные.

76 Незаконным и нехристианским является всякий суд, как гражданский, основанный на насильственном принуждении, так и уголовный, основанный на законе Ветхого Завета: око за око, зуб за зуб. Христос отменил подобный суд и проповедовал прощение врагов вместо мщения им во всех случаях без исключения.

77 Последователи Гаррисона отказываются занимать места в правительственных учреждениях, участвовать в выборах и вообще служить правительству в какой-либо форме.

78 Толстой приводит, каким должен быть образ жизни людей, в других письмах (в частности, к другу своему Фету).

79 Люди призываются жить в сельскохозяйственных духовных поселениях, близких по своему устройству к жизни обитателей города-сада. Руководство необходимо осуществлять соборными постановлениями, под эгидой старцев. Тогда и мир водворится между людьми!

80 Старец в отличие от военачальника, судьи или формального старосты, владеет духовными, просветленными путями борьбы со злом. Знает, как запретить вору, казнокраду, убийце, лжецу, насильнику…

81 ‘Зло (заключает Лев Николаевич в дневнике) может быть уничтожено только добром, из чего следует основная истина учения Христа о непротивлении злу насилием’.

82 Кажется естественным воспротивиться злу стезей справедливого закона. Но в действительности только в одном из тысячи случаев тюрьма, связанная с заключением среди уголовников, исправляет человека. В большинстве же в еще большей степени портит и делает преступником.

закладка | к содержанию ↑

Необходимы пророки-светильники!

83 Согласно выводам Льва Николаевича, основанным на изучении различных религий, большинство первобытных учений (брахманизм, буддизм, иудаизм, христианство) извращены жрецами. Необходимо отринуть все уродливые наслоения и перевертывания на противоположное (илит). Тогда родится добрая общая религия для всего человечества, и народы возликуют, взявшись за руки!

84 Толстой приветствует зарождение бахаизма Бахауллы, вышедшего из магометанства. Среди религиозных учений полагает его одним из самых высоких и чистых.

85 В несчетном множестве писем и трактатов Толстой сетует на искаженность оригинальной вести институциональными жрецами и священниками, приспосабливающими неотмирское учение к утилитарным (практическим) целям, обмирщающими его, заземляющими.

86 Необходимы пророки-светильники, способные вновь вознести оригинальное учение к его небесным оригиналам и тем самым вернуть жизнь человечеству на небесах.

87 Обратите взоры горе! Ничто не препятствует видеть перед очами открытое небо и с воздетыми руками служить живому Божеству, где бы вы ни находились: на совхозной земле или на двухэтажных нарах грязного Гулага близ зловонной параши…

88 В конечном счете, зло, как бы ни кичилось своей мышцей, – ничтожно! Стоит только принять для себя приобретет добра, на котором настаивает Лев Николаевич.

89 В каком бы тяжелом, репрессивном состоянии ни оказался человек, если сделает внутреннее усилие к подобрению и осознает зло как преходящее, призрачное, эфемерное, иллюзорное – окажется победителем.

90 Да, придется претерпеть много ударов и научиться смиряться с тем, с чем прежде никогда бы не смирился… но плоды будут самые великие. От шока двухнедельного заключения в Гулаге можно получить больше, чем от 50 лет исправного хождения в церковь и следования указаниям ее наставников.

30
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *